Ссылки

logo-print

Дружба дружбой, а Гуантанамо врозь

  • Роман МАМОНОВ
  • Анатолий КАШЕНКО

В день открытия посольств Куба вновь потребовала возврата военной базы, Вашингтон ответил отказом

Жители США и Кубы привыкают к новой реальности – "железный занавес" эмбарго еще не пал, но открылись после полувекового перерыва посольства, а в Вашингтоне впервые с 1958 года побывал министр иностранных дел "Острова свободы". Снова летят на Кубу самолеты, а скоро поплывут паромы. Позитив, одним словом. Но скрыть за кулисами торжеств сохраняющиеся противоречия не удалось. Глава МИД Кубы, ничуть не смущаясь торжественности момента, прямо на первой – исторической пресс-конференции с Джоном Керри – наполнил о требованиях Гаваны. Впрочем, ответ Вашингтона ему вряд ли понравился.

Взвился кострами звездный триколор на флагштоке у посольства Кубы в Вашингтоне, отгремели фанфары и национальные гимны. Раскурили ли сигару мира дипломаты капиталистической Америки и социалистического Острова свободы и в чью честь звучали тосты и разливали кубинский ром – останется загадкой для широкой публики. Но в госдепартамент США министр иностранных дел Кубы приехал в хорошем настроении. К его приезду в холле дипведомства тоже установили флаг. Маленький шаг для разнорабочего Госдепа, большой шаг для двух наций.

«Это первый визит министра иностранных дел Кубы в Государственный департамент с 1958 года. Сегодня же возобновляются дипломатические связи, открываются посольства после 54 лет разрыва. Так что это исторический день снятия барьеров», – сказал госсекретарь США Джон Керри.

Впрочем, Джон Керри явно поторопился со «снятием барьеров». Разница в риторике двух дипломатов была очевидно. Кубинский министр явно приехал с настроением победителя. Если глава Госдепа снова признал ошибочность полувековых санкций и блокады, то гость с Острова свободы говорил о победе курса командантэ Фиделя и стойкости кубинского народа. И если Керри мягко высказался о сохраняющихся противоречиях, то Бруно Родригес прямо заявил, чего требует Гавана:

«Я заявил на встрече, что для нас восстановление дипломатических отношений означает решение ряда проблем с США. Среди них – полное снятие блокады, возвращение территории Гуантанамо и уважением Америкой нашего суверенитета».

Не исключено, что кубинский министр подобными заявлениями хотел продемонстрировать, что сейчас Гавана, а не Вашингтон диктует условия. Впрочем, Джон Керри ясно дал понять, что властям Острова свободы стоит поумерить желания, а пусть от вражды к дружбе займет еще немало времени:

«Никаких обсуждений этого вопроса сейчас нет. Со своей стороны, мы не намерены пересматривать действующее соглашение и другие договоренности о морской базе. Мы пониманием, что для Кубы это важный вопрос. Я не знаю, что произойдет в будущем, однако на данный момент на переговорах наша сторона не обсуждает этот вопрос».

По договору более чем вековой давности, США платят Кубе мизерные 4 тысячи долларов в год за аренду базы Гуантанамо. Вернее отправляет чеки. Которые Гавана демонстративно отказывается обналичивать. Для Кубы вопрос принципа вернуть территорию. И этот вопрос наверняка еще долго будет отравлять отношениях воссоединившихся соседей. Дружба дружбой, а Гуантанамо врозь.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG