Ссылки

Рунет мучится над моральной дилеммой: можно ли не сочувствовать Иосифу Кобзону, не создавая "атмосферы ненависти"

Пожилой человек, страдающий раком, 9 июля выбросился из окна в Абакане. Покойному было 76 лет. Он страдал туберкулезом, а незадолго до самоубийства узнал, что болен раком.

Привычная, при всей ее трагичности новость. Но воспринимается она сегодня вот в каком контексте:

Никто не знает, чем болен Иосиф Кобзон, который хотел бы лечиться за границей, но многие пишут, что болен он именно раком.

Кобзоногейт не прекращается в сети уже не один день. Страсти бушуют из-за этого высказывания певца и депутата от "Единой России":

"Если по состоянию здоровья мне порекомендуют прооперироватьcя в стране, которая наложила санкции, я думаю, что я обращусь к президенту, и он мне поможет".

Иосифу Кобзону запрещен въезд в страны ЕС за позицию по Украине. А в США – из-за подозрения в связях с российской мафией.

Face the music, - сказали бы в тех странах, куда Кобзону въезд запрещен. В России из-за Кобзона образовалась моральная дилемма.

«Как вы проголосовали по проекту «Закона Димы Яковлева»? Я говорю: «За». Спрашивают, не стыдно ли мне? Я говорю, что нет, не стыдно!"

Только ленивый не сопоставил вышеприведенное высказывание певца и депутата с его словами, произнесенными в декабре 2012 года: "Мне задают вопрос: «Как вы проголосовали по проекту «Закона Димы Яковлева»? Я говорю: «За». Спрашивают, не стыдно ли мне? Я говорю, что нет, не стыдно!"

Моральную дилемму сформулировала журналистка «Эха Москвы» Карина Орлова:

"Когда спустя месяц после принятия закона в январе 2013 году в Нижегородской области умер первый ребенок со сложным пороком сердца, которого готовились усыновить американские родители и не смогли, Иосиф Кобзон не обратился к президенту с просьбой изменить закон, чтобы позволить хотя бы другим таким же детям, уже почти усыновленным, все-таки уехать.

Или вот в Доме ребенка №13 в Петербурге живет мальчик Николоз, с диагнозом буллезный эпидермолиз, более известный как «синдром бабочки». Надо ли говорить, что не только за два года жизни Николоза им никто из российских усыновителей не интересовался, но и вообще никто никогда в России не усыновлял детей с таким диагнозом. И многими другими.

Благодаря Иосифу Кобзону, которому не стыдно, Николоз не уедет в США к Доне Кракер, которая незадолго до приняти «закона Димы Яковлева» начала оформлять документы.

Нет ни одного упоминания в прессе о том, чтобы Иосиф Кобзон обратился к президенту с просьбой предпринять меры с обезболивающими лекарствами для онкобольных после нескольких самоубийств людей, не вынесших страдания"

Иосиф Кобзон, зная, что такое быть тяжелобольным, не попросил президента за Николоза. И за Леру с синдромом Дауна не попросил. И во всех остальных случаях - тоже. Также нет ни одного упоминания в прессе о том, чтобы Иосиф Кобзон обратился к президенту с просьбой предпринять меры с обезболивающими лекарствами для онкобольных после нескольких самоубийств людей, не вынесших страдания.

Все эти мелочи, эти людишки и детишки, никогда Иосифа Давыдовича не волновали. И вот настал момент Х - надо спасать свою шкуру. И тут уже Кобзон не брезгует обращаться лично к президенту, чтобы тот посодействовал лично ему в лечении в прогнившей насквозь Европе.

Не надо, Иосиф Давыдович, еще вас там геи заразят чем попало. Бездуховностью, например.

Покажите лучше всем своим примером, что отечественная медицина на высоте и не уступает европейской".

Корреспондент «Новой газеты» в Петребурге Александра Гармажапова напоминает, что вина Кобзона – не только в «законе подлецов»:

"А помните, как И. Кобзон перед местными телекамерами навещал пострадавших в Донецке (там еще обгоревший танкист Доржо Батомункуев лежал)? А знаете, что сейчас с тем парнем? Ему собирают деньги на лечение, так как государство его кинуло и тому же Кобзону на него глубоко нас***ь".

Но людей в фейсбуке и твиттере Кобзон почему-то продолжает волновать. Наташа Исакова пытается понять, почему:

Не первый день взрослые люди спорят, как на Римском стадионе, - жить певцу К. или умереть".

"Не первый день взрослые люди спорят, как на Римском стадионе, - жить певцу К. или умереть.

Спорят серьезно, как будто от них что-то зависит.

Фб из площадки, где в ходе обмена мнениями и неофициальной информацией, формировалась точка зрения по важным вопросам, превратился в какой-то сказочный мир, вообще не связанный с реальностью.

Видимо, не находя справедливости в реальном мире, человек проигрывает альтернативный вариант жизни в фб. Где от него что-то зависит, где есть шанс все переиграть.

Психотерапия в чистом виде.

Это все понятно, конечно.

Но диковато.

Примерно как молиться на примус".

На сайте «Эха Москвы» замерили, какой процент посетителей солидарен с Кариной Орловой, и получилось впечатляюще:

​Позитивная версия такого опроса должна, пожалуй, выглядеть так:

Но есть и принципиальные люди – напрмер, Евгений Фельдман:

Валерий Панюшкин солидарен:

"Про Кобзона вот что хочу вам рассказать. Однажды Вере Васильевне Миллионщиковой позвонила знакомая и просила положить в Первый московский Хоспис какого-то своего родственника. Мотивировала просьбу тем, что родственник - очень хороший, добрый и интеллигентный человек.

-- Да хоть Гитлер! Везите! -- отвечала Вера Васильевна.

Потому что врач перестает быть врачом в тот момент, когда начинает думать, хорошего человека он лечит или плохого. Друга или врага. Святого или мерзавца. Богу будет отвечать Кобзон за то, что сделал. А мне он сейчас - больной старик".

Врач перестает быть врачом в тот момент, когда начинает думать, хорошего человека он лечит или плохого"

Собственно, в принятии в Перый московский Хоспис Кобзону никто и не отказывал. Люди сомневаются в каком-то особом, одному ему присущем праве лечиться в европейских клиниках.

В ответ на христианскую позицию Панюшкина Митя Алешковский написал такой пост:

Какого снисхождения заслуживает старый хрен, который голосовал ЗА все людоедские законы последнего времени? Какого снисхождения заслуживает человек, который не проявил ни капли снисхождения к своим согражданам?"

"Хватит уже играть во всепрощающих и безмерно добрых. Есть такая юридическая практика, когда человек виноват, но заслуживает снисхождения. Ну, когда он старенький, или когда он — беременная женщина. Надо в рамках этой практики и подходить к этому вопросу.

Какого снисхождения заслуживает старый хрен, который голосовал ЗА все людоедские законы последнего времени? Какого снисхождения заслуживает человек, который не проявил ни капли снисхождения к своим согражданам?

С точки зрения христианина, наверное, стоило бы Кобзона пожалеть. Но судить его будет Бог. А у общества есть лишь возможность над ним сжалится. Над старым больным стариком.

Так вот. Никакой жалости я к нему не испытываю. И не потому, что он ездил в Донбасс, не потому, что за догхантеров, Путина и закон Димы Яковлева.

А потому, что имея возможность кого-то из нас пожалеть, сделать нашу жизнь лучше, хоть на чуточку, он ничерта этого не сделал. Он сделал нам то, что теперь получает сам.

Пускай лечится в онкоцентре на Каширке. Это самая лучшая кара за то, каким мучениям он и все нынешние депутаты подвергли нашу страну".

Что вызвало отдельный маленький скандал в московских либеральных медиа. Главный редактор «Дождя» Михаил Зыгарь извинился перед аудиторией за цитирование мнения Мити Алешковского:

Кобзона мне совсем не жаль, в отличии от простых россиян, которые не могут попасть на прием к врачу в своем городе"

Фейсбук, однако, продолжал «нагнетать атмосферу ненависти» (подозрительно похожую на здравый смысл).

Николай Подосокорский: "Моя френдлента наполнена состраданием к Кобзону: кто-то предлагает войти в его положение и перечисляет его героические поступки (я собственно не отрицаю их наличие), кто-то просто взывает к человечности и стыдит за злорадство по поводу его болезни и невозможности выехать в Европу, где ему жизненно необходимо пройти курс лечения и навестить внуков. Лично у меня нет злорадства в отношении Кобзона - я уверен, что у него все будет хорошо и что он еще переживет многих. Но я, правда, не понимаю, почему олигарх, который призывал ограничить для "русофобов" выезд за рубеж, участвовал в антизападной истерии, голосовал за позорный закон Димы Яковлева, предложил учителям проявить терпимость и не покидать классы из-за задержек зарплат, напомнив им, что во время войны «учителя с классами выходили на расстрел» и т.д. и т.п., жалуется теперь на ответную реакцию Запада и требует для себя особых привилегий. Почему-то Кобзона мне совсем не жаль, в отличии от простых россиян, которые не могут попасть на прием к врачу в своем городе или поселке, - наверное, я не либерал, если не проникаюсь особым чувством к несчастьям наших заслуженных депутатов".

Часть высказывающихся пытается понять, что движет Кобзоном в его заявлениях. Гипотеза, по сути, одна: советская ментальность, «вечный комсомолец».

Максим Трудолюбов: "Сознание советской элиты. Кобзон ведь советская элита. Люди привыкли, что у них особая еда, магнитофоны и телевизоры, особые больницы, поездки по стране и всегда особый прием, и за границу иногда. И все это привилегии. А потом вдруг нужно уже "бизнесом" заниматься, чтобы были привилегии сообразные статусу. А потом и в "парламент" нужно. То есть всегда усилия, всегда трудно. Много труда, много загубленных судеб".

Михаил Иоссель обращается к поющему депутату вот с какими словами:

И вот теперь вы умираете, и умирать вам не хочется, страшно, вы готовы слёзно просить хозяина страны, презираемого на том самом клятом Западе диктатора и международного агрессора, чтоб он замолвил за вас перед ним, Западом, доброе слово, чтоб пустили вас, Христа ради, лечиться в Европу"

"Рыба российской государственности, в поисках максимальной глубины, активно гниёт с головы, частью которой вы являетесь. Один лишь миг заняло то нажатие вами той кнопочки. 'Мгновенья раздают - кому позор, кому --бесславье...' И вот теперь вы умираете, и умирать вам не хочется, страшно, и кто ж знает, что там дальше будет, при вашем-то послужном списке вечного комсомольца, холодом сердце обволакивает, но вы знаете, что бессмертья вам даровано не будет, потому что оно ни единым мгновеньем вашей жизни не обеспечено, несмотря на всенародную любовь к вашему бархатному баритону, и поэтому вы готовы слёзно просить хозяина страны, презираемого на том самом клятом Западе диктатора и международного агрессора, чтоб он замолвил за вас перед ним, Западом, доброе слово, чтоб пустили вас, Христа ради, лечиться в Европу.

Вот ведь как оно всё. Что да, то да. Ну, а что нет, то нет".

"Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG