Ссылки

Реинкарнация музыки Листа

  • Дария СОЛОВЬЕВА

Репортаж "НВ" о мастере, воссоздающем точные копии легендарных инструментов Моцарта, Шуберта, Листа

Она бросает взгляд на зал и ее пальцы опускаются на клавиши. С этого мгновения едва ли что-то сможет вырвать Вивиану из диалога с одним из ее лучших друзей — роялем. Не она играет на нем — они вместе создают мелодию.

"Когда я сажусь за рояль, я прихожу с какими-то своими идеями и я стараюсь сделать то, что я себе воображаю, но рояль мне тут же отвечает. В зависимости от того, как рояль мне отвечает, моя идея о том, что я хочу сделать, меняется", - говорит Вивиана.

Дома у Вивианы Софроницкой не один рояль. На вопрос — сколько именно, она предлагает посчитать самим. Но каждый раз, когда пианистка разучивает новое произведение, играет его на каждом из них, чтобы понять, характер какого рояля подходит для этой мелодии.

На этом рояле я бы не стала играть Листа. Это бы не было так хорошо. И остались бы от Листа рожки да ножки. И зачем такие рожки да ножки предъявлять несчастным слушателям", -

"Мне повезло в том, что имею так много инструментов. Например, если на этом рояле какая-то мелодия не звучит, я могу пойти за другой. Например, на этом рояле я бы не стала играть Листа. Это бы не было так хорошо. И остались бы от Листа рожки да ножки. И зачем такие рожки да ножки предъявлять несчастным слушателям, надеясь, что они просто не поймут разницы или будут думать, что это с ними что-то не то".

«Современные рояли нельзя назвать бесхарактерными, - как о людях об инструментах говорит Вивиана, - просто характер у них у всех одинаковый. Но он точно не такой, как был у инструментов 300 лет назад».

"Моцарт выбрал Вальтер. Это был его любимый рояль, только на нем он хотел играть. И что мы скажем, что это случайно? А для него это было важно, как мы понимаем, потому что он, этот рояль знал и он на нем мог достигнуть тех эффектов, которых на других роялях ему было достигнуть труднее. То еть результат был хуже, а ему хотелось совершенства", - добавляет Вивиана.

Теперь это совершенство рождается тут. Муж Вивианы — Пол МакНалти — известен на весь мир благодаря тому, что создает точные копии легендарных инструментов, на которых играли Моцарт, Шуберт, Бетховен, Лист.

На фабриках по производству роялей в год делают тысячи экземпляров. Мастерскую Пола за 12 месяцев покидает не больше десятка инструментов. Однако путь каждого из этих роялей начинается... в музее.

"В музеях находятся оригинальные инструменты. И нам очень везет, если они сохранились без больших изменений. Но вот проблема – понять: какие детали в этом рояле оригинальные", - говорит Пол МакНалти.

Из музея Пол МакНалти отправляется... в лес – за идеальными звуками. Половина успеха -- правильный материал. Пол приехал жить в крошечный чешский Дивишов только потому, что только здесь растут деревья, из которых в 18 веке делали лучше клавиры. Вот они, ждут своего часа. Пол проводит экскурсию: здесь бревна пилят, здесь сушат.

"Мы кладем на рельсы доски, задвигаем и …. печем их!"

А здесь хранится уже готовый материал, и для каждого рояля свой вид дерева. Грубую работу в мастерской Пола делают его помощники. Чтобы проверить качество, Полу достаточно постучать по будущему инструменту. Все строго по чертежам, это не то производство, где сантиметр-другой не играет роли. Здесь все четко до миллиметра.

Но есть работа, которую мастер не может доверить никому. Весь механизм работы рояля он делает только сам. Ошибки быть не может. Этот прибор для измерения веса крошечных молоточков, рождающих звук, Пол изобрел 25 лет назад. До сих пор ничего лучшего никто не придумал.

"Он очень чувствительный. Если положить на молоточек кусочек бумаги — все изменится. Он станет слишком тяжелым", - признается Пол.

У современных овец кожа отличается от кожи тех, что жили 300 лет назад. Подходящих овец мы нашли в Индии, в Гималаях", -

Кажется, Пол может бесконечно рассказывать о каждой крошечной детали. А их здесь тысячи. Только представьте: кожу, которую натягивают на молоточки, Полу пришлось искать по всему миру. "У современных овец кожа отличается от кожи тех, что жили 300 лет назад. Подходящих овец мы нашли в Индии, в Гималаях", - говорит Пол МакНалти.

Главный цензор и поклонник работы Пола — его жена. Вместе они могут часами обсуждать звучание каждой клавиши. Они словно созданы друг для друга: он - для роялей, рояли - для нее, она - для него.

Вивиана доигрывает последний аккорд и словно возвращается в реальность. В реальность, где ее ждут поклонники, любимый создатель ее мечты и ее лучшие друзья — рояли.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG