Ссылки

Обаму и Путина в астронавты

  • Александр ПАНОВ
  • Дмитрий ШАХОВ

Американские астронавты уверены - политикам стоит побывать в космосе, чтобы по-новому взглянуть на Землю

"НВ" начинает серию специальных репортажей из Техаса. Материал из Центра управления полетами в Хьюстоне - Александра Панова.

***

В космическом комплексе Хьюстона, носящем имя президента Линдона Джонсона, расположены сразу два центра управления полетами. Один превратился в музей программы Аполлон, со старыми телефонами, вакуумной почтовой связью и флагом, который находился на борту корабля, прилунившегося к поверхности спутника Земли - так сказать, дублером того флага, который американские астронавты установили на поверхности Луны. А в этом центре осуществляется связь с экипажами МКС и коллегами в российском ЦУПе.

Именно в эту операционную комнату, которая работает круглосуточно и без выходных, с орбиты иногда доносится фраза, которая стала в английском языке поговоркой: «Хьюстон, у нас проблема».

Главная проблема НАСА сейчас не в космосе, а на земле. Новый космический корабль "Орион" для полетов на Луну, Марс, к астероидам, находится в стадии первых испытательных беспилотных полетов, а программа шаттлов давно закрыта. Доставить на орбиту американцев могут только иностранцы. Частная космонавтика здесь развивается бурно, но пока США «космически зависимы» – в первую очередь, от России.

Николь Стотт дважды побывала на международной космической станции – 6 лет назад она прилетела на МКС на челноке «Дискавери» и тогда же она совершила выход в открытый космос, как здесь говорят «космическую прогулку», длившуюся свыше 6 часов. Второй раз она побывала на орбите 4 года назад – и это был последний полет шаттла «Дискавери».

Несмотря на серьезные политические проблемы и противоречия, существующие между двумя странами, космонавты и астронавты продолжают успешно сотрудничать – уже не одно десятилетие. В этой (российской) космической капсуле многие американские астронавты возвращались с орбиты на землю.

«Я надеюсь, что всё знаем, что у нас есть очень красивая станция в космосе – МКС – Международная Космическая станция. Это место замечательное. Это как дома», – говорит Николь Стотт.

Станция – это уникальное место, продолжает Николь уже на английском. Компоненты, собранные в разных местах планеты, и международные экипажи действуют как общее целое, единый организм.

«Когда мы парили вместе в невесомости, то иногда рассуждали, как бы мы могли решать проблемы планеты, – вспоминает Николь Стотт. – Я действительно убеждена, что так же эффективно, как на международной станции – этом шедевре инженерной мысли и культурном феномене - мы могли бы работать и на земле. Я думаю, МКС – прекрасный пример».

Из космоса Земля кажется одной общей станцией – кораблем, в котором мы все летим во Вселенной. Я думаю, политикам было бы полезно полетать вместе у иллюминатора и по-новому посмотреть на землю", -

Отвечая на вопрос о целесообразности отправить вместе на орбиту Обаму и Путина, Скотт сказала: «Я думаю, это будет прекрасно! В космосе тело чувствует себя по-другому, вместе с возможностью летать по станции вы освобождаетесь внутренне и по-другому видите планету, на которой мы живем. Из космоса Земля кажется одной общей станцией – кораблем, в котором мы все летим во Вселенной. Я думаю, политикам было бы полезно полетать вместе у иллюминатора и по-новому посмотреть на землю».

15 стран участвуют в международной космической программе, число флагов в космическом центре Хьюстона постоянно растет.

Говорит Кристер Фуглесанг, первый шведский астронавт: «На орбите самое приятное, может быть, видеть Землю. Конечно, невесомость – очень интересно. Очень хорошо мы работаем вместе. Очень хорошее время было на орбите».

В учебном центре имени астронавта Сонни Картера ежедневно проходят многочасовые тренировки. Работу астронавтов в открытом космосе, чрезвычайные ситуации, связанные со срочным ремонтом, отрабатывают в воде, почти в точности воссоздав нагрузку на скафандры и человеческий организм. На глубине расположены объекты – копии модулей МКС. После погружения, длившегося сегодня почти 8 часов, астронавты НАСА, имеющие за плечами выходы в открытый космос, Том Маршбёрн и Джо Акаба, терпеливо ждут, пока пройдет перепад давления и с них снимут 130 килограммовые скафандры. Подготовка к полету занимает три года, летят единицы, а тренируются все без исключения члены космического отряда. На стене контрольного центра– панно по мотивам рисунка Леонардо да Винчи. «Витрувианский человек» – символ внутренней симметрии человеческого тела и всей Вселенной. Здесь, в Хьюстоне, гордятся тем, что на территории центра мирно проживают олени, а птицы вьют гнезда. «Мы работаем для того, чтобы жизнь на Земле стала лучше», – говорит Николь Стотт. Она призналась нам, что после ухода из НАСА станет художницей, будет рисовать планеты и падение звезд, как Алексей Леонов.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG