Ссылки

logo-print

В 2005 году в узбекском городе Андижан правительственные войска расстреляли тысячи демонстрантов

События начались за два дня до этого, когда группа протестующих выступила с требованием освободить 23 местных предпринимателя, по их мнению, арестованных незаконно. Позднее вооруженная группа людей захватила военный гарнизон и тюрьму. 13 мая 2005 года люди стали собираться на центральную площадь Бабура в надежде на то, что власти услышат их требования. Однако, в город были введены войска - по митингующим открыли огонь из тяжелой артилерии:

Свидетели говорят, что сотни, может, даже больше погибли в тот день. Правительство Узбекистана подтверждает только, что 187 человек были убиты", -

«Свидетели говорят, что сотни, может, даже больше погибли в тот день. Правительство Узбекистана подтверждает только, что 187 человек были убиты. При этом правительство не признаёт, что потери связанны с действиями правоохранительных органов. То есть, они всю вину для этой трагедии предают, якобы, исламистским экстремистам. Именно в этом момент, в этот день, то есть десять лет спустя этой трагедии Хьюман Райтс Вотч и другие организаций призываем Совет по правам человека при ООН создавать специальный механизм для Узбекистана, который будет освещать ситуацию в этой закрытой стране», - сообщил в интервью "Настоящему Времени" представитель Human Rights Watch Стив Суердлов.

Международное сообщество неоднакратно призывало власти Узбекистана провести независимое расследование андижанских событий, однако 10 лет спустя этого до сих пор не случилось. О том, что именно произошло на площади Бабура в Андижане 10 лет назад и о том, помнят ли в Узбекистане эти события обозреватель "Настоящего Времени" Шахида Якуб беседовала с главой узбекской службы Радио Свобода Алишером Сиддиком.

Алишер Сиддик: Тысячи людей собрались на площади, в тот день. А реакция была таковой - взять в кольцо, оцепить, а потом просто подавить вот таким кровавым способом. Используется боевое оружие, пулемёты, снайперы. То есть используется полномасштабная военная сила. У нас есть аудио-доказательство во время растрела. Эксперты дали заключение, что это были крупнокалиберные пулемёты залпового огня.

"Настоящее Время": 10 лет назад из Андежана, поступало очень мало видеосообщений, и вообще практически нет видеодоказательств того, что произошел расстрел и умерло столько людей. Есть какие-то фотографии трупов и больше ничего. Почему так? Неужели, нигде нельзя было найти видеодоказательств расстрела мирных людей?

А.С.: Не забывайте, это события 2005-го года. Развитие цифровых технологий еще не было, нельзя было отснять в полном обьеме. Присутствие журналистов было минимальным.

"Н.В.": Правительство Узбекистана до сих пор утверждает, что погибло сто восемдесять человек. Что говорят правозащитные организации? Известна ли нам хотя бы приблизительная реальная цифра погибших?

А.С.: Последний результат расследований Хьюман Райтс Вотч и других организаций - до тысячи человек, возможно, было убито. Так как трупы возились грузовыми машинами, были братские могилы. Люди, которые были вовлечены в захоронение - были уничтожены. Все следы были, фактически, потеряны.

"Н.В.": Европейский союз наложил санкции против Узбекистана в 2005-ом году, из-за этих событий. Но санкции потом быля сняты в последствии. И сейчас я слышу новые призывы всё-таки наказать правительство Узбекистана, потому что за 10 лет не было проведено муждународного расследования, как того требовало международное сообщество. На сколько это реально, как вы считаете? Вот сейчас, учитывая роль Узбекистана в Центральной Азии и как бы продолжающиеся проблемы в Афганистане?

А.С.: Для Узбекистана вопрос закрыт. Они с самых высоких трибун, и вообще в любом подходящем месте, где спрашивают ответ на этот вопрос - кто будет наказан по Андижану? - они говорят, что для них этот вопрос исчерпан, закрыт. Европейский союз ввёл санкции, убрал санкции. Для Европейского союза этот вопрос тоже не на повестке дня.

"Н.В.": Для самого народа Укбекистана - люди помнят об Андижане?

А.С.: Люди не хотят помнить об Андижане. Оня хотят стереть из памяти это событие, так как за последнее десять лет на мнение людей повлияли очень много факторов, включая активную, агрессивную пропаганду. Последней каплей был художественный фильм “Предатель”, который колоссально меняет отношение людей к этим событиям.

***

Обозреватель "НВ" Шахида Якуб вспоминает кровавые события в Андижане 10 лет назад:

Сергей Дорофеев: Ислам Каримов продолжает делать все за эти десять лет, чтобы о трагедии, о расстреле не говорили и даже не думали. Поэтому информации очень мало. Что на самом деле тогда произошло?

Шахида Якуб: Конфликт назревал очень давно: эти 23 человека были одними из главных людей общины Андижана. Они создали сеть детских садов, школ, была система взаимопомощи. Помимо этого, они зарабатывали довольно хорошие деньги. Естественно, местной власти это не понравилось, начались уголовные преследования. После того, как суд вынес решение об их виновности, на следующий же день была захвачена тюрьма - они были освобождены, потом был захвачен военный гарнизон. Через день началась демонстрация.

С.Д.: Важно означить: никто не выходил изначально с оружием против власти.

Ш.Я.: Я разговаривала с одним из организаторов захвата. Он признался, что они специально захватили здание администрации для того, чтобы их услышали. У них не было желания взять власть в свои руки.
Стреляли по всем подряд... Поставили БТР. Сначала стреляли по центру площади.

С.Д.: Ты это видела?

Ш.Я.: Я не видела этого, я разговаривала с теми, кто там был. Я приехала в Андижан через два дня после расстрела.

С.Д.: Что ты увидела, когда приехала?

Ш.Я.: Я увидела, что в Старом городе - эпицентре событий, двери практически каждого дома были открыты. У нас, у узбеков - традиция: если человек умирает, три дня двери открыты для того, чтобы принимать тех, кто пришел выразить соболезнования.
Первые заключения, которые я видела от судмедэкспертов - люди погибли от пулевых ранений. Через месяц после того, как я приехала в Андижан обратно, морг таких бумаг больше не выдавал.

С.Д.: Ты принесла фотографии с собой.

Ш.Я.: Это уже было через несколько часов после расстрела... Стреляли в несколько раундов, стреляли до поздней ночи. Погибло очень много детей. Стреляли всю ночь, я знаю это потому, что я разговаривала с очень многими людьми, которые были там. Всю ночь работали грузовики - трупы вывозили на самом деле непонятно куда. В Андижане появилось два новых кладбища.

С.Д.: У тебя есть какие-то новые данные, спустя десять лет, по погибшим?

Ш.Я.: У меня были данные сразу, спустя два месяца после того, как это случилось, источник из Министерства внутренних дел Узбекистана сообщил, что по их данным - 1600 человек.
То, что произошло в тот день в Андижане - это было ужасно. Это беспрецедентный случай, это было убийство.
Мне удалось спустя несколько лет поговорить с судмедэкспертом, который работал в андижанском морге. У всех были следы внутренних побоев, пыток. Были беременные женщины, были дети. И он рассказал о жестоком случае, когда привезли человека, а он очнулся. Сотрудник морга испугался, побежал к начальнику - а в каждом заведении такого плана в Андижане тогда дежурили представители госбезопасности. Прибежал этот КГБшник, закрыл судмедэксперта в комнате, сказал: "подождите". Ушел, через десять минут вернулся, сказал: "продолжайте работать". Он его просто застрелил.​

С.Д.: Сейчас этот шлейф андижанской трагедии - он тянется?

Ш.Я.: К сожалению, нет. В то время, в контексте всех событий, которые происходили около Узбекистана - это была продолжающаяся война в Афганистане. Узбекистан был стратегическим партнером США. Да, американскую базу закрыли, Европейскому Союзу надо было как-то отреагировать, они наложили санкции. Мы никогда ничего не узнаем.

С.Д.: Потому что это не выгодно уже никому?

Ш.Я.: Это никому уже не выгодно. Узбекское правительство приложило максимум усилий для того, чтобы люди забыли об Андижане. После этого на улицы никто не выйдет. Потому что все прекрасно знают, что ситуацию контролируют службы национальной безопасности, которые после этого подобрали всех спецподразделения, которые есть в Узбекистане. Они, на самом деле, очень жестокие. И они будут стрелять.

С.Д.: Когда твои дети подрастут, как ты им будешь рассказывать о тех событиях? Когда они спросят: "что это была за трагедия?", что ты им ответишь?

Ш.Я.: Мои дети знают, что правительство Узбекистана - плохое, что оно стреляет в людей. Потому что мама ехать туда не может. И они приблизительно знают об этой трагедии немного, мы об этом говорили. Но... Я не хочу, чтобы они когда-то видели, что в их народ стреляют. И все.

"Настоящее Время"

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG