Ссылки

Патриотизм на современный лад


Интервью с писателем Игорем Померанцевым и редактором «Пражского телеграфа» Натальей Судленковой

О том, что такое 9-е мая сегодня, "Настоящее Время" спросили - писателя и журналиста Игоря Померанцева и шеф-редактора газеты «Пражский телеграф» Наталью Судленкову.

***

"Настоящее Время": Для вас это есть некая подмена понятий- на 9-тое, на 8-мое мая? Что я имею ввиду. В частности, когда подставные ветераны появляются на Красной площади, и техника идёт. Это для кого? Именно это сможет у молодого поколения, плохо знающего о войне, привить гордость и уважение к совему государству? Или патриотизм имеет иной еквивалент, а не паради в майские дни?

Игорь Померанцев: Мы должны понимать, что патриотизм может быть деструктивным-разрушительным.

"Настоящее Время": Какой, сейчас в России по–вашему?

Игорь Померанцев: Вы знаете, сейчас будет отмечатся 9-ое мая - это определённый контекст, военный контекст. Речь уже идет не о «Холодной войне» (глобальной), речь идёт о конкретной войне на Востоке Украины. И это ставит совершенно другие ударения и акценты. Я, вспоминая сейчас стихи киевского поэта, ранее умершего фронтовика, Семёна Гудзенко: "Мне кажется, что я магнит, что я притягиваю мины. Разрыв — и лейтенант хрипит. И смерть опять проходит мимо". Так вот, сейчас, это украинский лейтенант хрипит, на русском или украинском языке.

"Н.В.": А хрип украинского лейтенанта, как вы говорите, он каким-то образом сейчас политически-коньюктурно сопряжён с помпезным празднованием?

Игорь Померанцев: Да, конечно. Вся символика, вся лексика, весь словарь, который окружает теперь, такого рода помпезные мероприятия, они на прямую связанные с войной в Украине".

"Н. В.": "Как считаете Вы, связанные события?

Наталья Судленкова: Я считаю, что парады на 9-ое мая, вне всякого конекста ,в первую очередь - это память о той Победе, о той огромной «жертве», которую принёс народ. Патриотизм - это любовь к своей родине, а не ненависть ко всем остальным.

"Н.В.": Она «громкая» любовь?

Наталья Судленкова: А что значит «громкая» или «тихая»?

"Н. В.": Ну, такая, когда лацканов пиджака просто не видно из-за георгиевских ленточек. Когда, кругом в Украине фашисты - это лексика российских федеральных смен. Это «громкий» патриотизм?

Наталья Судленкова: Скажем так, у каждого человека есть своё право изьявить свою волю. Кто-то хочет навесить на себя георгиевские ленточки с ног до головы, ну пусть вешает.

"Н.В.": Можно, я вам личный вопрос задам? Как вы отнесётесь, сейчас, когда 9-го мая в Донецке будет Парад Победы, свой, организуемый боевиками "ДНР" и лично Захарченко? Это для вас проявление патриотизма, или это часть большого политического сюрреализма?

Наталья Судленкова: Захарченко – боевой офицер, который имеет право участвовать в Парадах Победы. Я, лично, никак к этому не отношусь. Я просто констатирую факт.

"Н. В.": Благодарю! Игорь Яковлеевич, я бы хотел еще поговорить о том, как подаётся история войны. Это тоже важный вопрос, и времени не так много. Это, вообще, не только поражения или успехи Красной Армии. Это не только тяжёлая потеря жертвы, о которых вы и вы, Наталия, вспоминали. Но, это и "Ржевская мясорубка", а именно так начали подавать эту битву, относительно недавно. Это и ужасы послевоенного Берлина (уже в мирное время), это и содержание секретного приложения пакта «Молотова-Рибентропа», о чем в школе нам не говорили. И вот, у всей этой правды, истинной правды, есть достаточное число противников, которые говорят, что предстваления о Стране-победительнице - не надо менять, не надо трогать. Вот, как оно с Советских времен идёт, трактовка произошедшего, пусть так и идёт годы-годы спустя. Какой по-вашему должна быть история войны? Она должна быть только героической или разной?

Игорь Померанцев: Я против единых учебников, навязанных государством. Я все таки за многоголосие, за разное воссприятие истории. Но, знаете, мы говорим о войне и я хочу процитировать фронтовика, писателя Виктора Астафьева: “Надо не героическую войну показывать, а пугать ею. Ведь война отвратительная, Надо постоянно напоминать людям о войне, чтобы незабывали, носом как котят слепых тыкали в нагаженное место, в кровь, гной и слёзы”. Вот, как выглядит война глазами фронтовика и великолопного писателя.

"Н. В.": Наталья, по-вашему, только героическая или разная должна быть история войны?

Наталья Судленкова: В завтрашнем номере у нас выходят воспоминания ветерана, который освобождал Чехию, и том как они с ребенком уходили, шли в Ростов, и как у них по дороге добрые люди, советские люди, как он говорил, забрали у них телегу, лошадей, не дали ни копейки денег, что всё это нам нужно для войны. Зачем же это скрывать? Факты не изменишь. Они такие, какие они были.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG