Ссылки

А на войне, как на войне...

  • Антон ЗОЛОТЫХ

Как не стать предателем на войне - "НВ" продолжает цикл репортажей о военных журналистах

О случаях предательства (когда коллеги-репортёры ставят под угрозу жизни своих коллег) и о том, что нужно знать начинающим военным корреспондентам - второй репортаж Антона Золотых из верии "Журналисты на войне".

***

Попасть под обстрел или наступить на мину-растяжку - не единственная опасность на войне на юго-востоке Украины. Помимо постоянных рисков в зоне военных действий, журналисты нередко сталкиваются с тем, что их буквально «подставляют» собственные же коллеги – и это несмотря на корпоративную этику – рассказывает корреспондент Vice News Симон Островский: "Можно было просто подъехав на какой-то блокпост, пошептать кому-то в ухо, что этот человек передает ложь, не помагает движению, и поэтому нужно от него избавиться, его арестовать, его прогнать или не дать ему проехать.”

По его словам, это связано с тем, что украинский конфликт разделил людей, а журналистское сообщество теперь тоже живет по законам военного времени. Только война это информационная.

"Я думаю, что есть журналисты, которые даже видят себя участниками информационной войны. Но если ты пытаешься добиться каких-то общегосударственных целей своей журналистикой, то ты - не журналист, а пропагандист", - уверен Симон Островский.

За время войны на востоке Украины российские телеканалы нередко подвергались критике за подмену фактов. Такой способ работы некоторых российских журналистов, по мнению обозревателя "Настоящее Время" Шахиды Якуб, отчасти объясняет их обособленность во время освещения конфликта.

Ездим в одно и тоже место, снимаем одно и тоже – выходят два разных репортажа", -

"Если вся остальная пресса пачкуется в одной гостинице, и приблизительно в одних местах ходят кушать и пить, то российские журналисты, они живут по квартирам где-­то, они только друг с другом общаются, они вообще никак не инкорпорированы в общий пресс-корт, - говорит Шахида Якуб. - У них четкая направленность, задачи понятны, и так интересно, когда они снимают. Ездим в одно и тоже место, снимаем одно и тоже – выходят два разных репортажа, смысловая нагрузка полностью противоположная."

Фиксер Екатерина Малофеева считает, что ей повезло. Крупные международные каналы, на которые она работает, по ее словам, придерживаются принципов объективности. Но часто было, что интервьюируемые официальные лица нередко просили занять ее одну из сторон и переписать материал: "Я пытаюсь объяснить им что настоящая профессиональная журналистика - непредвзята. И что бы мне ни говорили, что это моя земля или моя страна, - я пытаюсь оставаться объективной".

С годами ты учишься не доверять никому, у кого-есть какая-то власть", -

А кому-то не удается устоять перед авторитетом людей во власти. Слепо верить официальным лицам - одна из самых распространенных ошибок начинающих журналистов, и не только на войне, считает корреспондент BBC Наталья Антелава: "С годами ты учишься не доверять никому, кто в каком-то положении, у кого-есть какая-то власть."

А вот чего не стоит делать на поле боя – своим опытом делится Шахида Якуб: "Не стоять, конечно, рядом с военными. Вообще противопоказано. Потому что они являются главной целью. И с ними стоишь - тоже попадет. Мало не покажется. Но иногда отключается этот инстинкт, и ты идешь за историей. Ты знаешь, что там стреляют, жуть просто, а эту историю надо сделать. И причем ты всегда думаешь - "а со мной это не случится..."

Постепенно военные корреспонденты становятся более черствыми, и, может быть, это издержка их профессии", -

"После какого-то количества увиденных ужасов, ты можешь либо сойти с ума, либо выключить какие-то эмоциональные части внутри себя, которые будут заставлять тебя сильно реагировать на все увиденное. И постепенно-постепенно военные корреспонденты становятся более черствыми, и, может быть, это издержка их профессии", - уверен Симон Островский.

Для фиксера Екатерины Малофеевой это первая война, которая, по ее словам, уже успела изменить ее, как человека. Я спросил – "с новым ощущением жизни – кем бы она стала, если бы в ее родном городе наступила мирная жизнь?"

"Я хочу стать военным корреспондентом", - отвечает Екатерина Малофеева, но осекается – "только никогда больше в своей стране". Потому что интервьюировать своих земляков и знать, что через несколько дней они могут погибнуть, по ее мнению, очень тяжелое психологическое испытание.

"Настоящее Время"

РЕКОМЕНДУЕМ ПО ТЕМЕ

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG