Ссылки

Сепаратизм районного масштаба

  • Александр КУЛЫГИН

​Территориальной целостности Ивановской области угрожают мирные жители небольшого рабочего поселка

Устав бороться за сохранение «градообразующего предприятия» – местного спиртзавода – жители объявили о своем желании войти в состав соседней, более благополучной, по их мнению, Владимирской области.

***

В Петровском тихо. Редкие прохожие на улицах, пустынная площадь у проходной когда-то главного – и единственного – кормильца всей округи. В здании заводоуправления – полный разгром. Попытки реанимировать предприятие-банкрот с помощью смены владельца и введения внешнего управления ни к чему не привели: региональными властями принято окончательное решение о закрытии спиртзавода и распродаже всего, что можно продать, вплоть до стульев.

Проход по коридорам заброшенного здания: «А здесь что было? – Бухгалтерия».

Петровский гнал спирт и в войну, и в перестройку. Сюда подвели железную дорогу, на отходах производства кормился целый животноводческий комплекс. Один из трех крупнейших в России спиртзаводов обеспечивал качественным продуктом и медицинскую, и самую что ни на есть стратегическую – ликеро-водочную – отрасль.

Но к началу XXI века стало ясно, что с мелкими полуподпольными цехами, сосредоточенными в основном на Северном Кавказе – в обход налогов и акцизов – сотрудничать выгоднее. И водочные короли потеряли к Петровскому спиртзаводу всякий интерес. Автоматически интерес потеряли и к жителям целого поселка.

Сейчас нам 70 с лишним лет, но мы не заработали даже на похороны", -

Валентина Фокеева, бывший начальник ОТК: «Мы с мужем проработали на предприятии всю жизнь. Сейчас нам 70 с лишним лет, но мы не заработали даже на похороны».

Первые волнения в Петровском начались в 2010 году. К этому времени на заводе уже два года не платили зарплату. Мужское население разъехалось на заработки в крупные города. Оставшиеся в поселке женщины расположились лагерем прямо у проходной и объявили голодовку. В самой этой формуле – голодовка на спиртзаводе – есть нечто анекдотическое. Но женщинам было не до смеха. Многие из них оказались в безвыходном положении: уехавшие мужья стали устраивать на чужбине личную жизнь.

«Все перевернулось с ног на голову. Молодые уезжают, семьи разрушаются, некоторые уже развелись из-за того, что семьи не видят. У мамы нет работы, папа где-то устроился. И получается, что бабушки уже на край выходят», - говорит бывшая работница дрожжевого цеха Нина Царева.

Голодовка напугала тогдашнего ивановского губернатора Михаила Меня. Он лично приехал на своем мерседесе к бунтовщикам и пообещал добиться от собственника – подмосковной «Черноголовки» - погашения долгов по зарплате и передаче завода под контроль областного правительства. В итоге у завода появился конкурсный управляющий, производство так и не возобновилось, рабочих поувольняли, а губернатор занял министерский пост в Москве. Выплату выходных пособий бывшие работники бывшего флагмана Росспиртпрома ждут до сих пор.

Поселок не живет, а умирает. Уже были случаи – кто застрелился, кто повесился", -

«Поселок не живет, а умирает. Уже были случаи – кто застрелился, кто повесился. – Все было, да. – Мужчины разъезжаются на заработки – кто в Москву, кто в Иваново. Москва тоже обманывает. Люди работают-работают, а им денег не платят. Что это за жизнь такая!» - возмущается жительница поселка Нина Михайловна.

Но жители поселка решили не сдаваться. Лидера протестных акций – бывшего инженера спиртзавода по стандартизации Светлану Гончарову – в том же 2010 году они избрали главой городского поселения.

Должность эта – представительская, денег за работу Светлана не получает. Районные и областные власти ее недолюбливают, и есть за что. Все эти годы она и все, кто еще верит в возвращение к нормальной жизни, пытаются препятствовать окончательному развалу предприятия, без которого и поселку не жить. Женщины пишут письма в следственные органы, прокуратуру, добрались до приемной ФСБ в Москве, буквально грудью встают на защиту оборудования, которое, по их мнению, распродается незаконно.

«Происходит целенаправленное уничтожение данного предприятия. По-другому это назвать нельзя», - уверена глава городского поселения Светлана Гончарова.

На последнее заседание поселкового совета местные депутаты пригласили всех желающих. Собрались пенсионеры. Кроме них да детей, в поселке уже никого не осталось. Снова собирали подписи с пометкой SOS – Путину, Медведеву, депутатам Госдумы. Эмоции достигли такого накала, что участники собрания едва не отправились маршем к Дому правительства в Иванове. А в конце заседания родилась идея обратиться к губернатору соседней Владимирской области с просьбой принять терпящий бедствие поселок в состав этого субъекта РФ.

Если нас не услышат, я поеду в Москву, на Красную площадь, к мавзолею Ленина, сяду там (или встану) с табличкой, чтобы нас услышал сам Владимир Владимирович Путин", -

«Если нас не услышат, я, пенсионерка, местный депутат, поеду в Москву, на Красную площадь, к мавзолею Ленина, сяду там (или встану) с табличкой, чтобы нас услышал сам Владимир Владимирович Путин по поводу всего нашего происходящего бардака! Не постыжусь ни грамма!» - говорит бывшая работница спиртового цеха Галина Мельникова.

«Начали обзывать наших депутатов в районе сепаратистами», - сообщил корреспонденту "НВ" житель поселка Петровский Александр Мурашкин.

Александр Мурашкин до появления конкурсного управляющего был на спиртзаводе главным инженером. Сейчас на пенсии. Достраивает аэроплан собственной конструкции.

«Здесь взлетной полосы нет нормальной. На дельтаплане, когда летали - хватало. А так я взлетаю вон там – к лесу», - рассказал Александр Мурашкин.

Происходящее, как и все жители поселка, переживает как личную драму. Отчаянную борьбу бывших сослуживиц за живучесть «Петровского» поддерживает, но считает, что слишком высоко надо подняться, чтобы разобраться в этой истории. Сам он собирается взлететь уже в конце мая – к этому времени самолет будет готов. Посмотрит на Петровский сверху.

Александр Кулыгин, Ивановская область,

«Настоящее время»

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG