Ссылки

Проверка перемирия боем


По условиям перемирия на востоке Украины запрещено открывать огонь, однако режим этот регулярно нарушается

Бойцы с обеих сторон не относятся к Минским соглашениям всерьез и говорят о том, что перемирие только оттягивает решение проблем, а возобновление боевых действий неизбежно.

Едем в направлении города Стаханова по территории непризнанной "Луганской народной республики". На дороге недалеко от города Брянка встречаем колонну бронетехники, которая движется в сторону передовой. Местные дети говорят нам, что видят танки и БТРы каждый день.

Наше дело правое, мы за веру. За веру, за правду… Мы победим", -

«Мама, привет! Нашему городу Кемерово привет! Дочи Алиса, Алена, всем привет!» — увидев камеры, боец из российского города Кемерово Олег Чернов передает привет родным.

В войсках непризнанной "ЛНР" он находится недолго — всего 20 дней. В Кемерово Олег Чернов работал слесарем на заводе, получал 15 тысяч рублей. Но говорит, что поехал на Донбасс не за деньгами, а «за идею»:

«Здесь дают поесть, сигареты офицер за свои деньги нам покупает. А больше чё просить? Автомат есть, лопата есть, копать могу». И добавляет: «Наше дело правое, мы за веру. За веру, за правду… Мы победим».

Разговариваем с другим бойцом, просим рассказать, что думает о перемирии: «Мы не воюем, — отвечает он. — Это они нарушают. На данный момент с нашей стороны действий никаких нету. Все действия идут с ихней стороны, не с нашей».

Все бойцы из колонны, с которыми нам удалось побеседовать, говорили о необходимости продолжения войны и присоединения к Новороссии Харькова, Одессы, Киева.

Во вторник мы решили поехать в Авдеевку — город в Донецкой области, который контролируется вооруженными силами Украины (ВСУ), потому что на днях появилась информация о том, что Авдеевку обстреляли из «Градов». Но бойцы ВСУ, с которыми мы беседовали, работу «градов» не слышали.

Вчера просто стреляли чуть больше, чем обычно. Наверно, у них была проверка боем", -

«О, Господи! Да вчера просто стреляли чуть больше, чем обычно. Наверно, у них была проверка боем, — рассказывает водитель санитарной машины 20 отдельного мотопехотного батальона ВСУ Александр Туник. — Ничего сверхъестественного тут нет. Линия фронта — вот здесь она весь год была. Шли бои за аэропорт и прилегающие территории. Лично я думаю, что по позициям стреляла самоходная артиллерийская установка, 152 миллиметра, не меньше. Звук такой, хлопок, от 120-миллиметрового миномета отличается. И конечно не «град».

От одной из девятиэтажек, которую занимают военные, до передовой буквально два-три километра. По другую сторону контактной линии — северо-западная окраина Донецка и аэропорт. На днях передовые позиции украинских военных подверглись обстрелам, один человек был убит.

«В самой Авдеевке последние несколько недель обстрелов не было. Но позиции, которые ближе к аэропорту, наши передовые позиции, обстреливают регуляно, — рассказывает боец с позывным «Дис» из того же батальона. — В понедельник гораздо сильнее, чем в предыдущие дни были обстрелы. И бои были гораздо серьезнее. По моей информации, у ребят есть раненые и один погибший».

Перемирие — это соплежевание. Чем дольше продолжается, тем хуже", -

«Перемирие — это соплежевание. И стрелять не стреляем, и пользы никакой не приносим в принципе. Чем дольше продолжается, тем хуже», — говорит Александр Туник.

Многие военные, которые стоят в Авдеевке, также считают, что в перемирии нет смысла: оно лишь оттягивает решение проблем. И боевые действия могут вскоре возобновиться.

Зинаида Бурская, Екатерина Кочкина, "Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG