Ссылки

logo-print

"Запреты на искусство - запрет на жизнь"


Актер Иван Шведов о запрете в России голливудской драмы "Номер 44" за "искажение истории"

"Мне кажется, что это совершенно очевидна вещь: запрещать что-либо в искусстве, даже если мы говорим о коммерческом искусстве - совершенно бессмысленно. Потому что, таким образом, мы пытаемся регламентировать саму жизнь. С таким же успехом можно выдавать предписания: как людям питаться, ходить в туалет, выстраивать свое отношение с окружающей природой, с людьми. Запреты на искусство - они равноценны и равносильны запрету на жизнь. Поэтому тут, мне кажется, даже говорить не о чем.

Безусловно разобраться с прошлым – необходимо. Это я, в данном случае, говорю не только о проблемах нашей страны, а о любой культурной среде. Процесс осмысления прошлого - это необходимый этап, необходимая стадия движения дальше. Поэтому делать - это однозначно нужно. Другой вопрос - сколько этому уделить внимания и сколько этому уделить усилий.

И с того, что я вижу, с того, что мне доводилось видеть в последнее время - той экранной продукции, которую производят в отечестве – мне кажется есть некоторый перебор. Более того, довольно тенденциозный. Все рассказы о том, какое прекрасное было время в период Сталина. Как было замечательно, какое яркое было синее небо, вежливые пионеры, изобилие еды - это конечно глупости. Потому что в это же самое время половина страны сидела в лагерях.

Ну, прежде всего я должен сказать, что я себя чувствую Хлестаковым, потому что моя роль и в прямом, и переносном смысле в этом фильме была не такой уж большой. Вот, потому я не могу с полной ответственностью рассуждать о художественном уровне этого фильма, но с того, что мне довелось видеть, мне показалось, что это в общем действительно, это в первую очередь развлекательное кино – развлекательное не в смысле комедия, а в том смысле, что это "экшн”. Детектив. С таким же успехом эту историю можно было разыгрывать в других декорациях. Но в данном случае, я думаю что, по крайней мере, для западного зрителя это обладает определенной привлекательностью - ходят суровые дядьки в фуражках со звездами и так далее. Да, этот фильм нельзя сравнивать с работами, например, Алексея Германа-старшего. У него тщательная, очень дотошная проработка всего, любой детали. Там, что называется не придраться ни к чему.

Здесь, я думаю, что, наверняка, было достаточное количество огрехов, и в изобразительной стороне, что касается исторической правды. Опять же, тех же самых костюмов и всего прочего. Хотя, я знаю, что старались работать очень-очень тщательно.

Другое дело, естественно, что режиссер – замечательный, талантливый молодой человек. Шведский режиссер чилийского происхождения вряд ли может знать и понимать все советские реалии. Равно как и все остальные исполнители: это художник-постановщик и актеры, в конце концов.

И в первую очередь, конечно, в России, я не сомневаюсь, я думаю, что существует какая-то статистика о количестве запросов на просмотры в интернете. Потому что это работает абсолютно наоборот. Запрет на фильм провоцирует повышенный интерес. Если бы власти хотели сделать так, чтобы фильм прошел незамеченным, им нужно было оставить его просто в покое. А так, естественно, я думаю что посмотрят очень многие. На радость создателям этого фильма, и, наверное, к неудовольствию продюсеров, потому что они за это ничего не получат, потому что смотреть будут в основном в интернете... Я думаю, что главным образом – нелегально.

Возможно, имело бы смысл выступить с какой-то инициативой. Например, предложить министру культуры Мединскому выступить с призывом, например, гадить в лифтах, или нарушать общественный порядок, переходить дорогу на красный свет. Потому что люди в силу своей природы, в силу недоверия к такого рода начальникам будут поступать прямо наоборот, и тогда мы решим огромное количество проблем в стране".

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG