Ссылки

В Донецке мира нет

  • Зинаида БУРСКАЯ

Представители ОБСЕ 12 апреля зафиксировали больше тысячи взрывов по всей линии соприкосновения

Стороны конфликта продолжают игнорировать Минские соглашения не только в части прекращения огня, но и в части отвода орудий калибром больше 100 мм.​ Репортаж специального корреспондента "НВ" Зинаиды Бурской.

***

На Донбассе опять стреляют. Представители ОБСЕ 12 апреля зафиксировали больше тысячи взрывов снарядов по всей линии соприкосновения. Наблюдатели фиксируют, в том числе, использование тяжелого вооружения. Это означает, что стороны конфликта продолжают игнорировать Минские соглашения не только в части прекращения огня, но и в части отвода орудий калибром больше 100 мм.

В выходные во двор дома в микрорайоне Азотный города Донецка прилетел снаряд. Осколки пробили крышу и стены в соседнем доме. Чудом никто не пострадал.

"Я пошел в храм пасхи освещать, это случилось где-то в пятнадцать минут восьмого. Слышал звуки, звоню супруге, не могу дозвониться. Потом получилось. Она говорит: "Я в шоке, во дворе взорвалось". Ну, я бегом домой", — рассказывает местный житель. — "Мой дом практически не пострадал, а у соседа прострелило всю крышу, спальню".

Она говорит: "Я в шоке, во дворе взорвалось". Ну, я бегом домой".

Показывает дом соседа. Окна второго этажа разбиты, один из крупных осколков снаряда пробил скат крыши, межкомнатную стену и потолок.


Местный житель говорит, что снаряд, прилетевший к нему во двор — 120-миллиметровая мина. Но осколков на месте взрыва уже не осталось. Несколькими часами раньше их забрали представители ОБСЕ, которые приезжали осматривать место падения снаряда.

Отвечая на вопрос, откуда прилетела мина, местный житель показывает на поселок Пески. Это один из ключевых населенных пунктов в районе Донецкого аэропорта, который до сих пор находится под контролем украинских военных.

В воскресенье утром снаряд пробил крышу поликлиники при больнице №21, которая находится в Октябрьском районе города всего в нескольких километрах от аэропорта.

"Говорят, что она (мина — НВ) не разорвалась. Видите, стекла целые? Или перекрытие чердачное может быть хорошее", — рассказывает одна из медсестер. — "Стреляют… Но кто стреляет — с Авдеевки, с Песок мы ж не знаем. Мы все прячемся кто по подвалам, кто куда…".

"Стреляют. Мы уже привыкли все".

Она говорит, что людей в районе осталось "десять процентов от силы", а с января еще и нет отопления. На вопрос о том, больше ли стреляют в последние дни отвечает просто: "Стреляют. Мы уже привыкли все".

В воскресенье днем — прямое попадание в дом на пересечении улиц Сигнальной и Стратонавтов.

Частный дом в Октябрьском районе Донецка после обстрела, 12 апреля 2015

Частный дом в Октябрьском районе Донецка после обстрела, 12 апреля 2015

Отсюда до Донецкого аэропорта расстояние еще меньше. Мы приезжаем на место вместе с пожарными: после попадания снаряда дом загорелся.

Пожарные тушат огонь после прямого попадания в него снаряда. Донецк, 12 апреля 2015

Пожарные тушат огонь после прямого попадания в него снаряда. Донецк, 12 апреля 2015

Мужчина по имени Василий говорит, что в доме никого не было — хозяева уехали еще несколько месяц назад. Сам Василий почти местный: он из Песок, до которых отсюда — рукой подать. На улице Сигнальной, где почти не осталось целых домов, он живет у знакомых. Василию казалось, что здесь будет спокойнее, чем в Песках. Свой дом он видел в последний раз в декабре, на видео одного из знакомых. Цел ли дом сейчас, он не знает.

Местный житель показывает разрушения дома в результате попадания снаряда. Донецк, 12 апреля 2015

Местный житель показывает разрушения дома в результате попадания снаряда. Донецк, 12 апреля 2015

Чтобы понять, из-за чего возобновилась стрельба в районе Донецка, мы обратились в Совместный центр координации и контроля за прекращением огня (СЦКК). В центр входят военные из Украины и России. Вместе они должны следить за соблюдением Минских соглашений и фиксировать случаи нарушения режима тишины.

"Несколько снарядов упало в жилом секторе города Донецка. Откуда они прилетели?"

"Непонятно. Мы докладывали в Соледар [там находятся руководители Совместного центра — НВ], Соледар связывался с сектором… Есть технические возможности провести засечку выхода снарядов. С нашей стороны выстрелов не было", — утверждает полковник ВСУ Андрей Лищинский, который руководит группой украинских офицеров из СЦКК в Донецке.

"Со стороны ВФ ОРДО [вооруженных формирований отдельных районов Донецкой области, так в совместном центре принято называть бойцов непризнанной ДНР — НВ] тоже, естественно, докладывают, что обстрелов не было. Их позиция: "Мы сами по себе не стреляем". Поэтому еще один факт нам для разбирательства — кто стрелял и откуда", - говорит он.

Андрей Лищинский подтверждает: к выходным обстрелы действительно участились. Но говорить о полномасштабном возобновлении боевых действий рано:

Это как снежный ком. Стрельнули с одной стороны, с другой стороны - два раза, с третьей — три, подключили крупный калибр, потом гранатометы, минометы, и пошло поехало"

"Как правило, это как снежный ком. Стрельнули с одной стороны, с другой стороны два раза стрельнули, с третьей — три, подключили крупный калибр, потом подключили гранатометы, минометы и пошло поехало. Как снежный ком. Мы позвонили, договорились — стоп", — объясняет Лищинский.

Но военные из совместного центра признают, что и их слово "стоп" работает не всегда. И это хорошо слышно даже из центра Донецка. Стрельба в районе аэропорта продолжается.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG