Ссылки

Гласность как результат "одноколбасности"


Согласно Freedom House, Россия стоит на 176 месте между Эфиопией и Суданом, как страна почти без свободы слова

"Конец гласности": не то вопросительной, не то утвердительной. Точно такой фразой мы назвали цикл сюжетов на тему "Свобода слова в современной России".

Тезисом о запретных для эфира темах никого уже не удивишь. Но есть и другой вопрос - а нужна ли эта объективная журналистика аудитории? Настанет ли новая эпоха гласности?

Материал специального корреспондента "НВ" Александра Касаткина.

***

Телевидение остается главным источником информации для подавляющего числа жителей России и рейтинги информационных программ федеральных каналов продолжают расти. Российская пропаганда началась еще за несколько лет до начала киевского Евромайдана. Александр Орлов во время войны между Россией и Грузией 2008 года работал на информационном канале "Россия-24". Он говорит, что уже тогда в работе существовали жесткие ограничения.

"При наличии на территории Грузии порядка семисот, на территории Южной Осетии семисот танков и какого-то невероятного количества солдат, бронетехники, артиллерий, все центральные телеканалы, в том числе и мы как бы, не показывали российскую технику, не показывали российских солдат. Не говорили, что они там были заранее, ну, какая-то значительная их часть.

То есть военную технику и воюющую российскую армию показывать было запрещено. Мы показывали только воюющую грузинскую армию, которая безжалостно уничтожала как бы мирное население в картинке и кадрах, мы показывали это страдающее население", - вспоминает журналист Александр Орлов.

Между тем, многие российские журналисты считают, что одна из основных проблем профессии в России – это аудитория, которая больше не хочет слышать не только о том, что в стране есть проблемы, но и в принципе потреблять негативную информацию. Галина Тимченко, на протяжении 10 лет проработавшая гланым редактором популярного новостного ресурса Лента Ру, утверждает, что аудитория больше не хочет сопереживать людям, попавшим в беду.

У читателя, как бы, возгонка этого истерического желания войны, возгонка ненависти. Читатель больше не хочет, чтобы ему рассказывали что-то важное, серьезное. Он хочет развлекаться"

"Мы видим, что раньше любое сообщение о каких-то происшествиях с человеческими жертвами, о каких-то неприятностях вызывало повышенный интерес читателей. Не потому что мы хотим "чернуху", а потому что мы понимаем, что у читателей была более развита эмпатия.

Сейчас все такие сообщения наталкиваются на глухую стену читательского внимания. Тогда как, например, веселые новости ни о чем или какие-то интересные, но не общественно значимые события, например, в российском интернете, вызывают повышенное внимание.

Мне кажется, что у читателя, как бы возгонка постоянная вот этого истерического желания войны.

Возгонка ненависти и чрезмерной эмоциональности привлекли к тому, что читатель больше не хочет покидать свою зону комфорта. Он не хочет, чтобы ему рассказывали, что в мире тоже происходит что-то важное, серьезное, что требует его душевного участия. Он хочет развлекаться" - говорит главный редактор новостного проекта Meduza Галина Тимченко.

Судя по тому, что рассказывают наши коллеги из регионов России, эта ситуация не ограничена столичными городами, но в формировании информационной политики активно участвуют местные власти. Томская телекомпания ТВ-2 лишилась возможности вещания и вынуждена полностью перейти в интернет.

Журналисты делают то, что хочет от них аудитория, а с другой стороны, аудитория потребляет ту информацию, которую ей дают журналисты"

"Вы знаете, очень часто говорят, что журналисты делают то, что хочет от них аудитория. А с другой стороны, аудитория потребляет ту информацию, которую ей дают журналисты. И разобраться здесь, что первично, очень сложно.

Но, что касается журналистов вообще, знаете, последние годы я общалась в основном с региональными своими коллегами. Очень многие из них – толковые журналисты, любящие свою профессию, понимающие, что на самом деле происходит. Но они зажаты в такие тяжелые политические рамки, зажаты в такие условия, экономические, в том числе, что они не могут себе позволить сказать лишнее слово.

Вот в тех рамках, в тех границах, в которых они существуют, они пытаются что-то делать, но таких очень мало.

Большинство либо смирилось, либо люди, которые работали в профессии, понимали миссию журналиста, такую, какой она должна быть, в первую очередь рассказывать о том, что происходит, информацию максимально беспристрастно, честно, объективно и так далее, вот такие люди очень многие из профессии ушли. Вот что сейчас происходит особенно в регионах", - считает продюсер "ТВ-2" Мелани Бачина.

Когда окажется, что однопартийность приводит к одноколбасности — тогда, очевидно, опять возникнет необходимость в гласности"

На круглом столе, посвященном 30-летию гласности, Леонид Парфенов заявил, что эпоха гласности закончилась и до тех пор, пока не будет ситуации, при которой обществу требуется перестройка, не возникнет потребность в гласности.


Ситуация коснулась и признанных мэтров российской телеэкрана. Обладатель многих регалий, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа Российского гуманитарного университета, профессор, историк, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России, Николай Сванидзе рассказал о причинах своего редкого появления на федеральных каналах:

Я наблюдаю ту позицию, в которой оказываются журналисты, несогласные с официальной точкой зрения, когда они приходят в эфир основных телеканалов. Как правило, их используют в качестве мальчиков для битья", -

"Я наблюдаю ту позицию, в которой оказываются журналисты, несогласные с официальной точкой зрения, когда они приходят в эфир там ,скажем, основных влиятельных телевизионных телеканалов. Как правило, они оказываются в некомфортной ситуации и их ,скорее, используют в качестве мальчиков для битья. В качестве такого расходного материала. Я не вижу смысла в этом, поэтому я и не хожу, даже когда меня зовут", - говорит Николай Сванидзе.

В августе 2014 года телеканал РЕН ТВ закрыл «Неделю с Марианной Максимовской» — одну из последних независимых аналитических программ в большом российском эфире. Корреспондент программы Роман Супер уже прекратил попытки найти работу на российском телевидении.

Телевидение будет гнить еще очень долго"

"Думаю, что телевидение будет гнить еще очень долго. На протяжении, наверное, десятилетий по моим ощущениям. Ловить в этом бассейне в общем нечего", - считает Роман Супер.

И журналисты, и эксперты связывают перспективы журналистики исключительно с изменением политической ситуации в России. Игорь Яковенко после смещения с должности секретаря Союза журналистов даже вынужден был покинуть на некоторое время территорию России.

Российская журналистика не имеет будущего при нынешнем политическом делении"

"Российская журналистика - это не автономная сфера, которая может иметь отдельное будущее от будущего страны. Я думаю, что все будет зависеть от того, что будет происходить со страной.

Страна в нынешнем состоянии, в нынешнем политическом режиме не имеет будущего. И точно так же российская журналистика не имеет будущего при нынешнем политическом делении", - уверен Игорь Яковенко.

"Если в стране будут завинчиваться гайки, то, соответственно, это будет отражаться, прежде всего, на свободе слова... Если страна пойдет по пути диаметральному тому направлению, по которому она идет сейчас, то тогда, соответственно, условия для журналистов будут улучшаться. Но сейчас признаки этого отсутствуют", - говорит журналист Николай Сванидзе.

В марте этого года американская неправительственная организация Freedom House обнародовала доклад "Свобода прессы — 2014". Россия в нем заняла 176-ю строчку между Эфиопией и Суданом, как страна с почти полным отсутствием свободы слова.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG