Ссылки

Молдаванке Вере Которос из села Корнешть 90 лет, и почти полжизни она… готовится к смерти

Пожилые люди в Молдове​ собирают поминальные дары на собственные похороны. Откуда берет свое начало этот обычай? Какие дары принято давать за упокой души усопших и что они символизируют? Что говорят священники, этнографы и психологи о традиции готовиться к смерти? И почему тема смерти, о которой в прежние времена говорили спокойно и не боясь, как о чем-то естественном и неизбежном, в наши дни вселяет в души людей страх? Об этом репортаж корреспондента молдавской службы "Радио Свобода" Евгении Погор.

***

Вере Которос из села Корнешть Унгенского района 90 лет, и уже полжизни она… готовится к смерти. С 50 лет она собирает поминальные дары.

"Сумки, как было модно когда-то! И в них всё сложено", - рассказывает Вера Которос, жительница села Корнешть.

Пожилая женщина хранит всё это по молдавскому обычаю в Каса Маре. А чтобы идти в ногу со временем, периодически докупает на свою маленькую пенсию что-нибудь новое. Но больше всего она дорожит теми вещами, которые сделала своими руками.

"Вот это повязывают на крест, всюду. Рушники я ткала сама. В селе не было мастерицы лучше меня! Я всему научилась от мамы. Раньше, когда дарили рушник, вот так вот делали: ю-ху-ху, ю-ху-ху! Один со стаканами, другой с рушником.

"А на похоронах что делают с рушником?", - спрашиваем мы.

"Его завязывают на крест, на хоругви, на носилки", - отвечает Вера Которос.

Подушки и одеяла она подготовила для своих пяти сыновей, пледы – для внуков, ковровые дорожки – для других родственников.

Сколько людей придёт - пусть всех одарят, -

"Я так и сказала: сколько людей придёт - пусть всех одарят"

"А сколько даров должно быть на похоронах?"

"Я не считала. Я хочу, чтобы их хватило всем, кто придёт. У меня есть фины и кумовья – пусть дадут всем".

"А зачем дают поминальные дары?"

"Ну, дают, чтобы человек помнил… Возьмёшь потом ты полотенце в руки и вспомнишь: "Оно у меня от тёти Веры".

Хотя в наше время женщины не должны покрывать голову и почти не носят таких платков, пенсионерка собрала десятки самых разных. Оберегая от моли, она переложила их листьями табака:

"Есть разные: тонкие и плотные, шёлковые, шерстяные, самые разные платки".

"Эти ещё с советских времён?"

"Так разве мы не жили при советской власти? Мы ведь при ней выросли!" - говорит Вера Которос.

"Сколько лет вы уже носите платки?"

"Ну, с венчания. У меня были косы до сих пор, и пробор наискосок, а сегодня и молодые, и взрослые женщины ходят стриженные, с непокрытой головой. Это нехорошо, но что поделать. Вот так", - заключает пенсионерка.

Женщина подготовила и всё необходимое для омовения: мыло, расчёски, чулки, бельё.

"Вот юбка. Я всю жизнь так ходила. Всю жизнь! У меня было платье клёш, и когда я кружилась на танцах, виднелась нижняя юбка", - вспоминает он.

И, конечно же, Вера подумала о том, в какой одежде и обуви ее должны похоронить. С годами отложенные вещи стали ей велики. Однако детям будет из чего выбрать: в гардеробе много вещей.

"У меня к нему есть и юбка. Если захотят, вот в этом. Если нет, в другом, Сначала я сказала, чтобы одели жакет, к нему вот эту чёрную юбку, но сейчас даже не знаю, сами решат".

Также, в последний свой путь Вера Которос подготовила 24 комплекта поминальных даров, их называют "мосты" или "подурь". Это калач, свеча и чашка, и небольшое количество воды или вина.

"Сюда кладут еще спички. Свеча для того, чтобы светила, конечно. А вдруг придётся идти ночью? Хлеб, чтобы есть. В пути, может, и есть захочется", - объясняет Вера Которос.

Дети корят её за то, что она "захламляет дом", но понимают, что таков обычай.

Мы, те, кто младше, не собираем дары на поминки. Мне вот уже почти 65 лет, и возможно тоже следовало бы уже об этом подумать, но сегодня этот обычай утрачивается", -

"Так издавна сложилось, и эта традиция просто сохраняется и сегодня. Ну а мы, те, кто младше, не собираем дары на поминки. Мне вот уже почти 65 лет, и возможно тоже следовало бы уже об этом подумать. Но сегодня этот обычай утрачивается. Не знаю, как поступят мои дети, будут они давать за упокой души или нет?" - говорит сын Веры Каторос Петру.

Также основательно женщина раньше позаботилась и о похоронах своего мужа, который оправился в последний путь отсюда, из Каса Маре. Они прожили вместе больше полувека, вопреки тому, что поженились не по любви, а по воле родителей. Такие были времена.

"Он был красивее меня, но он мне не нравился. Он не умел танцевать, не умел петь, и я сказала, что за него не выйду. Но мой отец, пусть земля ему будет пухом, сказал: "Пойдёшь, за кого я скажу!" Тогда не разрешали уезжать в другое село, выходить замуж нужно было в своем селе", - вспоминает Вера Которс.

Женщина позаботилась и о месте на кладбище, где уже стоит крест. Ее похоронят рядом с ее мужем Георге, он умер девять лет назад.

Обычай раздавать дары за упокой души усопших этнографы связывают с культом Старцев. В народной традиции Старцами считают духов, которые преследуют живых, когда не получают от них подношений. Сегодня поминальные дары можно купить в любом магазине. А в старину хозяйки вручную делали все эти вещи и заботливо хранили в сундуке, в Каса Маре – комнате, где проходили все самые важные обряды.

Это приданое для стариков ещё называли comând (комынд) – это всё, собранное для проводов человека в вечный путь", -

"В такой сундук складывали ткани, рубашки, вещи, которые потом давали за упокой души. Готовили 24 или девять так называемых мостов или подурь в зависимости от местных обычаев. Их клали на сундук, словно приданое. Это приданое для стариков ещё называли comând (комынд) – это всё, собранное для проводов человека в вечный путь", - объясняет этнограф Мария Чокану.

Раньше считалось постыдным, если человек прожил целую жизнь, и ничего не собрал на свои похороны. Верили, что то, что раздадут на похоронах, усопший обретёт в загробном мире. Поэтому каждый при жизни должен был собрать больше вещей, это было делом чести.

"Для бессарабцев типичным и важным был социальный престиж. Сразу же после рождения ребенка родители устраивают пышную кумэтрию (крестины). И свадьба тоже должна быть как ни у кого - обильное застолье и лучшее вино. Нельзя сказать, что всегда было плохо или хорошо. Были и войны, депортации, голод и засуха, разные времена были. Но все беды крестьяне старались пережить достойно, с честью", - рассказывает объясняет этнограф Мария Чокану.

Как и сейчас, самые ценные дары, как, например, ковры, подушки или столы, давали близким родственникам. Принятый дар нужно было запить вином. Важным атрибутом похорон было и древо жизни – ветка, увешанная фруктами, сладостями, одеждой, посудой, выпечкой в виде голубков и лесенок. Православная церковь признала многие из этих обрядов и адаптировала их к христианской морали.

"Вероятно, многие их тех, кто готовит или готовил в старину такие дары, кому-то их предназначали. И, возможно, то, что они жертвовали, было нужным тому, кто это получал. То есть дары готовили для конкретных людей. В то же время, нужно понимать, что настоящие поминальные дары дают не ради родственников и не ради славы, что очень распространено сегодня. Мы не находим этому оправдания, не поддерживаем", - говорит священник кишиневской Церкви Воскресения Господня Октавиан Мошин.

Настоящие поминальные дары, отмечает священник, дают обездоленным, тем, кто действительно нуждается. И за поминальный стол лучше звать голодного человека.

Нередко на похоронах многих больше заботят поминальные дары и блюда, забывая об усопших, о молитве, о проводах в последний путь", -

"Мы отклонились не только от смысла похоронной церемонии, но от многого другого. И на крещении, и на венчании мы забываем о сути, о значении события. И вот, нередко на похоронах многих больше заботят поминальные дары и блюда, забывая при этом об усопших, о молитве, о проводах в последний путь. О том, чтобы это действительно было настоящим праздником для души, проводами в вечность", - сетует священник кишиневской Церкви Воскресения Господня Октавиан Мошин.

Такая тщательная подготовка к своим же похоронам, характерна для людей в возрасте, за долгую жизнь они свыкаются с мыслью о смерти. В наши дни тема смерть внушает людям страх.

Когда ты с этим растёшь, когда ты присутствуешь на похоронах, смерть становится чем-то естественным", -

"Как, например, обстояло дело с рождением? Рожали дома, при этом были и другие дети, которые понимали, что это значит. Умирали тоже дома. Сегодня люди уже не умирают дома. В основном, в больницах. Оттуда покойников перевозят в морг, затем на пять минут домой, прощаются, и все едут на кладбище.

Понимаете: когда ты с этим растёшь, когда ты это видишь, присутствуешь на похоронах, смерть становится чем-то естественным", - говорит психолог Анжела Николау.

"Вы боитесь смерти?" - спрашиваем мы Веру Которос.

"Не боюсь. Я её зову, а она не приходит. Зачем мне столько мучиться? Если в этом возрасте нет сил даже воду вынести…", - отвечает она. - Конечно хотела бы пожить еще. Вот старик мой всё повторял, что не боится: "Умереть бы мне!", а когда умирал, у него текли слёзы…", - вспоминает пенсионерка.

Непринятие мысли о смерти приводит к одной из самых распространенных фобий нашего времени - страху смерти. Людей охватывает паника, депрессии, их ужасает мысль о неизбежном конце, и, по словам психологов, они цепляются за материальную жизнь.

О страхе смерти говорят ботокс, пластические операции, замораживание тела после смерти", -

"Сегодня с Запада к нам приходит идея о необходимости любой ценой существовать, а не быть. Что происходит? Мы это видим: о страхе смерти говорят ботокс, пластические операции, замораживание тела после смерти, самые разные операции ради увеличения продолжительности жизни", - объясняет психолог Анжела Николау.

По мнению психолога, те, кто утратил уверенность в себе или жизненное равновесие, могут обрести их в религии или философии. Христианство, например, дает надежду на воскресение и вечную жизнь. Не умея читать, Вера Которос не знает Библии. Поэтому ей трудно себе представить загробную жизнь. Но она надеется, что на том свете всё будет так же, как и в её снах, в которых она встречает дорогих ей людей.

"Во сне я видела холм, а за ним равнину. В долине росла красивая трава и сад. Там были и дети, и мужчины, и женщины, все красиво одеты. Так мне приснилось", - говорит Вера Которос.

Будет так или нет, неизвестно. Никто ещё не вернулся оттуда, чтобы рассказать, как там. Одно известно наверняка: смирившись с мыслью о смерти, люди освободятся от страха.

Евгения Погор, молдавская служба "Радио Свобода" - для "Настоящего Времени"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG