Ссылки

logo-print

Владимир Буковский, Леонид Гозман и Билл Браудер о том, кому выгодна смерть Бориса Немцова

Советский диссидент и друг Бориса Немцова Владимир Буковский:

Убрать лидера – это такой типичный гэбешный ход", -

"Те обстоятельства убийства, которые описываются, указывают на то, что это профессионально сделано. Это не любитель, это не какой-то там рассердившийся черносотенец, нет, это то, что называется «профессиональное убийство». Я-то подозреваю, конечно, что это – государственное убийство. Потому что накануне марша, которого власти почему-то очень боятся, хотя, казалось бы – Марьино, окраина Москвы, но боятся ужасно, трясутся. И убрать лидера – это такой типичный гэбешный ход".

Президент “Союза правых сил” Леонид Гозман:

Самым страшным шагом был тот момент, когда президент Российской Федерации, выступая с посланием к Федеральному собранию, использовал словосочетания «национал-предатели» и «пятая колонна», -

«Очень важно поймать тех подонков, которые стреляли, но не менее важно понять, почему это произошло. А почему это произошло? Потому что в стране развернута компания дикой ненависти. Если не от Рюрика считать, а смотреть по последнему времени, то первым и самым страшным шагом был тот момент, когда президент Российской Федерации, выступая с посланием к Федеральному собранию, использовал словосочетания «национал-предатели» и «пятая колонна».

«Национал-предатели» это из «Майн кампф», – а «пятая колонна» – помните: четыре колонны наступают на Мадрид, а пятая собирается ударить в спину защитникам города. Тем самым Путин сказал, что идет война. А когда идет война, начнут стрелять. Твои опричники, не твои опричники, по твоему приказу, не по твоему приказу, против твоего приказа – это на самом деле, уже не так важно. Но стрелять начнут обязательно. И стрелять начали».

Билл Браудер, основатель фонда «Эрмитаж Капитал», в прошлом крупнейший иностранный инвестор в российскую экономику:

По сути он является одним из главных подозреваемых в этом убийстве”, -

​“Я думаю, это полный абсурд.Такие же заявления делались по поводу убийства Сергея Магнитского - это типичная дезинформация в стиле ФСБ. Абсолютно очевидно, что Борис Немцов задевал точки, которые были очень чувствительными для российского режима: звал людей на митинги в период, когда в стране нарастает экономическое неблагополучие и негативные настроения, раскрывая личную коррумпированность Путина, говоря о том, что российские войска находятся в Украине. У него абсолютно понятный мотив для подобного шага. За Путиным также водится история удара по одной символической фигуре, чтобы запугать остальных в этой группе. В случае олигархов это было сделано с Ходорковским, с журналистами - с Анной Политковской, с инвесторами - это сделали со мной. Можно отметить много разных причин, по которым у Путина мог быть интерес это сделать, и это будет наивным игнорировать то, что по сути он является одним из главных подозреваемых в этом убийстве”.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG