Ссылки

logo-print

Глава Total погиб из-за пьяного водителя снегоуборщика


Инженер аэродромной службы Внуково Владимир Леденев в Басманном суде Москвы

Инженер аэродромной службы Внуково Владимир Леденев в Басманном суде Москвы

Опубликованы выводы комиссии, расследовавшей катастрофу самолета в аэропорту Внуково, в которой погиб президент компании Total Кристоф де Маржери

Техническая комиссия установила предварительные причины катастрофы французского Falcon 50 в аэропорту Внуково, в которой 31 октября погиб президент компании Total Кристоф де Маржери. По выводам экспертов, путь взлетающему бизнес-джету случайно преградил пьяный водитель снегоуборочной машины, который потерял ориентацию на летном поле, сообщает Коммерсантъ.

Начальник смены аэропорта должен был следить за снегоуборщиком, но тоже оказался нетрезв. При этом руководила взлетом Falcon 50 девушка-стажер, даже не подозревавшая о том, что обе взлетные полосы в аэропорту заняты спецтехникой. Для нее это была всего вторая ночная смена.​ Все эти выводы совпадают с предварительным заключением следствия, сделанным в ноябре.

31 октября в рамках расследования громкого уголовного дела о крушении самолета главы нефтегазовой компании Total Кристофа де Маржери были предъявлены официальные обвинения четырем задержанным -снегоуборщику аэропорта Внуково Владимиру Мартыненко, ведущему инженеру аэродромной службы Владимиру Леденеву и руководителю полетов Роману Дунаеву и диспетчеру Светлане Кривсун.

Согласно инструкциям, перед выездом все водители должны были пройти медосмотр. Врач должен был проверить у них частоту пульса и артериальное давление. Однако эту процедуру в аэропорту отменили в связи с тем, что проверка занимала много времени и могла привести к задержкам вылетов. Врач ограничилась визуальным осмотром. Между тем возможно, что уже в тот момент как минимум двое из сотрудников аэродромной службы — Владимир Леденев и водитель одного из снегоуборщиков Владимир Мартыненко — были пьяны.

Как установили эксперты, колонна из трех снегоуборщиков под руководством инженера вначале работала в штатном режиме, но около 18:30 у одной из машин погнулся нож ротора, и Владимир Леденев был вынужден сопровождать водителя на базу для ремонта.

Вскоре после этого у бригады возникли новые проблемы: под ротором еще одной машины оказались обломки аэродромного фонаря. В итоге инженеру пришлось вызывать к месту работ специалистов-электриков.

К 19 часам в районе так называемой центральной крестовины, где пересекаются взлетно-посадочные полосы аэропорта, началось интенсивное дорожное движение. В трафике помимо двух снегоуборщиков и машины их сопровождения участвовали «Газель» электриков, тягач, доставивший Falcon на старт, и автомобиль строителей, прокладывавших кабель в районе посадочной полосы.

Водители всех этих машин постоянно запрашивали у диспетчеров разрешения на пересечение одной из двух ВПП аэродрома.

В ходе расследования стало известно, что по взлетно-посадочной полосе Внуково в момент вылета Falcon президента компании Total Кристофа де Маржери бесконтрольно ездили не одна, а две снегоуборочные машины. Одна из них проскочила перед самым носом разгоняющегося лайнера, вторую Falcon задел крылом на взлете.

Последним был водитель «Газели»: электрики решили выяснить у строителей, не они ли сбили техникой фонарь. Между тем вслед за их машиной неожиданно двинулся снегоуборщик Мартыненко. Как установили позже эксперты, опытный водитель «потерял ориентацию в пространстве». Скорее всего, нетрезвый Владимир Мартыненко принял задние огни «Газели» за габариты снегоуборщика, за которым он должен был следовать согласно плану работ.

Выехав на «крестовину» и заподозрив свою ошибку, водитель и вовсе растерялся. Вместо того чтобы связаться со своим руководителем, он стал совершать «действия, противоречащие всякой логике»: остановился, сдал назад, сделал попытку развернуться... «Я полагал, что смогу найти и догнать своих, поскольку хорошо знаю аэропорт»,— сказал позже на допросе водитель.

Экипаж Falcon, получивший за несколько секунд до этого разрешение на взлет от диспетчера-стажера Светланы Кривсун, начал разгон по полосе. «Что за машина пересекает дорогу?» — успел спросить у коллеги один из пилотов, однако начатое движение экипаж даже не попытался прекратить.

Lifenews в среду опубликовал расшифровку переговоров пилотов самолета, из которой следует, что они видели машину на полосе.

Однако пилоты уже прошли так называемую точку невозврата — скорость самолета была слишком высокой. Кроме того, варианты действий летчиков в связи с неожиданным появлением на полосе дорожной техники просто не были прописаны в инструкциях компании Unijet, которой принадлежал Falcon. Их прописали уже после ЧП.

В итоге бизнес-джет зацепил верхнюю часть снегоуборщика правой стойкой шасси, перевернулся в воздухе и упал на летное поле. В результате сильного удара и начавшегося пожара трое членов экипажа самолета и его единственный пассажир погибли.

Диспетчер Кривсун объясняла, что дала разрешение на взлет только после того, как осмотрела взлетно-посадочную полосу с вышки и проверила ее по индикатору обзора летного поля. По данным комиссии, препятствие в виде снегоуборщика на «крестовине» появилось внезапно, а видеть маневры машины стажер действительно не могла, поскольку они происходили в слепой для нее зоне.​

Предварительные итоги расследования лягут в основу окончательного отчета о причинах катастрофы Межгосударственного авиационного комитета. На выводы авиаэкспертов, в свою очередь, и будут ориентироваться сотрудники СКР при предъявлении окончательных обвинений по делу.

"Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG