Ссылки

logo-print

Интервью с Валдисом Домбровскисом, премьер-министром Латвии в 2009-2013 годах

"Настоящее время": Насколько на сегодняшний день возможность принятия новых экономических секторальных санкций относительно России зависит от решения греческой проблемы?

Валдис Домбровскис: Ну, я бы сказал, что эти вопросы совместно не связаны. То есть Украина - это одна проблема. Там основное: будут ли, скажем, ужесточаться санкции или уменьшаться - зависит от самой России. От того, будет ли она играть, наконец, конструктивную роль в конфликте в восточной Украине. Или будет продолжать эскалацию конфликта. От этого будут зависеть ответные шаги ЕС.

А что касается Греции — это полностью другая ситуация. Там вопросы в основном финансовые, вопросы стабильности Греции. И эти вопросы мы решаем в рамках непосредственно Еврозоны.

"Н.В". Всё-таки для того чтобы принимать новые экономические санкции по отношению к России, необходим консенсус в Европейском союзе. И в частности поддержка Греции. Так как подобные решения принимаются именно консенснусно. Насколько это может повлиять на возможность Европейского союза выступить единым фронтом в данном вопросе?

Евросоюз может договорится о санкциях. И, если будет необходимо, сможет договориться также о ужесточении санкций

В.Д. Ну опять, я бы эти вопросы не связывал. Так понимает это и греческая сторона, - что эти вопросы не стоит связывать. И мы знаем, что Евросоюз может договориться о санкциях. И, если будет необходимо, сможет договориться также об ужесточении санкций.

"Н.В".: Украинскую аудиторию, в частности, интересует, насколько
реалистичной является такая санкция, как отключение банковской системы Российской Федерации от международной банковской системы Swift. Возможна ли такая санкция в принципе? И как чисто экономически и технически можно оценить ее вероятность?

В.Д. Сейчас Еврокомиссия работает над возможными дальнейшими шагами Евросоюза. И над тем, какие возможные санкции могут быть со стороны Евросоюза. Но что касается банковской системы Swift, то этот вопрос нужно уже рассматривать в более глобальном уровне. То есть Еврокомиссия сейчас в рамках решений Евросоюза этот вопрос не рассматривает. Поскольку этот вопрос более глобальный.

"Н.В". Если это более глобальный вопрос, на каком уровне он
должен рассматриваться? "Большая двадцатка", большая "семерка"?

В.Д.: Да, такого рода вопросы должны рассматриваться на международном уровне, Поскольку это не может быть решением ЕС. То есть со стороны ЕС мы можем принимать только те решения, которые непосредственно зависят от ЕС.

"Н.В".: Как еврокомиссар, отвечающий именно за зону евро, как бы вы
оценили влияние на сегодняшний день экономических санкций, которые
Европейский союз принял по отношению к России на экономику самого
Европейского союза? В частности, на зону евро? И как влияют, с другой
стороны, те санкции, которые Россия ввела по отношению к продукции
агропромышленного комплекса стран Европейского Союза, на сам ЕС? Каков урон для Еврозоны и стран ЕС, каковы будут возможные проявления этих санкций в дальнейшем?

Что касается санкций Евросоюза против России, то мы в принципе видим, что эти санкции работают в плане экономики.

В.Д.: Что касается санкций Евросоюза против России, то мы в принципе видим, что эти санкции работают в плане экономики. И мы видим, как эти санкции отражаются на экономике России.

Ну, конечно, работают не только санкции Евросоюза, действуют и санкции других стран, и ряд других факторов. Было как падение цен на нефть, так и конечно уход капитала с России в виду непрогнозируемой политики России.

Мы видим, что в России экономика опять падает назад в рецессию

То есть действовал целый ряд факторов, но мы видим, что в России экономика опять падает назад в рецессию. Рубль обвалился уже наполовину, в принципе последствия негативные.

Что касается влияния российских санкций на экономику Евросоюза, то мы видим, что у них эффект довольно ограниченный. Но он неравномерно распределён между странами и секторами. И есть, конечно, страны, в основном, те страны, которые граничат с Россией, но не только, как страны Балтии, как Польша, как Финляндия, которые более чувствуют эти ответные санкции России. Ну и также их чувствуют отдельные сектора. Это сельскохозяйственный сектор, то, что касается овощей и фруктов и также молочных продуктов. Там уже Евросоюз выступил с конкретной поддержкой этих секторов.

Но в любом случае, мы всё-таки оцениваем общий эффект этих санкций как довольно ограниченный.

"Н.В". : Господин еврокомиссар, вы представляете Латвию. И вот на сегодняшний день Латвия, как страна, входит в постсоветское пространство , которое Россия рассматривала как зону своего влияния. На сегодняшний день, чувствует ли ощутимую угрозу собственной безопасности ваша страна со стороны России?

В принципе Россия проводит политическую агрессию против соседних государств

В.Д.: Да конечно, в Латвии, в странах Балтии в целом события на Украине вызывают очень большую озабоченность. Это показывает, что в принципе Россия проводит политическую агрессию против соседних государств. И это касается не только Украины. Несколько лет назад мы тоже самое видели в Грузии, и, конечно, это вызывает очень большую озабоченность. По этому поводу страны Балтии также говорят с нашими партнерами по НАТО.

НАТО увеличивает свое присутствие в странах Балтии, то есть конечно нужны меры для укрепления безопасности стран Балтии.

"Н.В".: Как непосредственно Латвия реагирует на то, что происходит на Украине? Имеет ли место добровольная мобилизация в вашей стране?

В.Д.: Как я уже сказал, эта ситуация вызывает озабоченность. Конечно
мы более тесно сотрудничаем с НАТО. НАТО увеличивает свое присутствие, в том числе военное присутствие в странах Балтии. И конечно сами страны Балтии, и другие страны должны думать также о увеличении бюджетов на оборону, на укрепление своей обороноспособности.

"Н.В".: Возвращаюсь к экономике. В свое время в условиях экономического кризиса в Латвии вы говорили о том, что стоял выбор между сильной девальвацией национальной валюты Латвии и суровыми методами экономии. И вы сделали акцент именно на
экономию средств. На сегодняшний день украинская экономика находится в крайне сложном положении. Что бы вы рекомендовали сегодняшнему украинскому правительству, которое претендует на то чтобы его называли реформаторским? Как ему отнестись к подобным дилеммам? Девальвация, с одной стороны, а с другой стороны, - экономия средств бюджетных, государственных. Как относиться к этому выбору в условиях украинской экономики?

В.Д.: Да, ну, что касается ситуации в Латвии, то мы действительно должны были выбирать, по какому сценарию выходить из кризиса. И наше решение было таково, что мы всё-таки будем концентрироваться на структурных реформах, чтобы повышать конкретную способность экономики.

У Латвии очень маленькая, очень открытая экономика.

И решили, что девальвация не самое лучшее решение, поскольку у Латвии очень маленькая, очень открытая экономика. И любая девальвация, любой эффект по улучшению конкретной способности бы очень быстро исчез из инфляции. Из инфляции по импортированным энергоресурсам, по импортированным компонентам и так далее.

Что касается экономической ситуации на Украине, то мы видим, что конечно ситуация очень сложная. Параллельно с проблемой восточной Украины нужно также решать проблему экономики во всей стране. И один из основных вопросов — это укрепление конкурентоспособности Украины. То есть: какие меры должны приниматься, какие структурные реформы должны проводиться в государственном секторе по бизнес-среде.

Также надо рассмотреть целый ряд бюджетных факторов, скажем
вопросы на субсидии на энергию, на фоссильную энергию, где Украина еще до кризиса тратила порядком 7% от ВВП.

Конечно это нельзя прекратить в один момент. Но всё-таки из этой политики нужно постепенно выходить. В любом случае эксперты Евросоюза тоже готовы Украине по этим вопросам помочь. Предлагается как финансовая, так и техническая помощь по проведению реформ.

"Н.В".: Украинская экономика, в отличии от латвийской, большая по своим масштабам, но тоже достаточно открытая. Мы, в частности, импортируем очень много энергоносителей. Вопрос девальвации: как бы вы ставили его в такой вот экономике? Потому что в принципе сегодня у нас уже де-факто имеет место быть очень сильная девальвация. И стандарты жизни украинцев падают, при том, что идет война в стране. С другой стороны, как экономист, как премьер-министр, экс-премьер-министр Латвии в тот период, когда страна тоже переживала экономический кризис девальвации, - как вот вы относитесь к этому вопросу? К этому процессу в условиях украинской экономики, большой экономики?

В.Д.: Да, нужно сказать, что в Украине это в большой мере вынужденное решение. Из-за конфликта в восточной Украине конечно серьезно ухудшается экономическая ситуация во всей Украине. Также очень серьезно ограничиваются возможности привлечения зарубежных инвестиций, и так далее, и так далее. То есть, конечно, ситуация в Украине гораздо более сложная по сравнению с той ситуацией, которая была в Латвии во время кризиса, скажем в 2008-2009 годах. Поскольку у нас хотя бы не было такой внешней агрессии с которой сталкивается Украина.

"Н.В".: Я бы хотела задать вопрос, который сегодня непосредственно
касается всех, особенно тех, кто родом из Центральной и Восточной Европы. вы лично, как считаете: Минские соглашения еще живы? Они дают шансы, дают надежду Украине на мир? И Европе в целом? Или же договорённости уже не соблюдаются и не имеют будущего, когда речь идет о договорённостях с Россией?

Мы видим, что Минские договоренности, к сожалению, не выполняются.

В.Д.: На прошлой неделе должно было вступить в силу соглашение о прекращении огня. Но мы видим, что на практике этого не происходит. Мы все получаем сообщения о возможной концентрации сил сепаратистов в районе Мариуполя. То есть мы видим, что практически прекращение огня не случается. И, конечно, это вызывает очень большую озабоченность в Европе. Мы видим, что договоренности, к сожалению, не выполняются.

"Н.В".: И в таком случае, как вы думаете, какой должен быть алгоритм дальнейшей реакции Европейского союза? Потому что в Украине, в частности, ЕС критикуют за недостаточно резкую пропорциональную реакцию на события, имеющие место в Украине. Для украинцев та агрессия, которую они переживают, является в одночасье агрессией, которая угрожает всей Европе, не только Украине. Как вы думаете, какой алгоритм ответа Европейского союза может быть на фактически провал, крах Минских договоренностей?

В.Д.: Как я уже говорил, дальнейшая реакция Евросоюза будет зависеть от дальнейших событий. То есть: если действительно прекращение огня будет соблюдаться, будут также со стороны России конструктивные шаги в сторону деэскалации ситуации, в сторону прекращения военных действий, - то, конечно, реакция Евросоюза будет в одну сторону. Но если эскалация будет продолжаться, Евросоюзу скорее всего придется принимать решение, дальнейшие решение по санкциям и другим мерам влияния на Россию.

Жанна Безпятчук, "Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG