Ссылки

logo-print

Специальный корреспондент «Настоящего времени» Андрей Королев продолжает серию репортажей из Сочи "Есть ли жизнь после Олимпиады?"

Одной из главных проблем Зимней Олимпиады в Сочи стал вопрос сохранения уникальной природы Северного Кавказа. Глобальная стройка изменила жизнь не только людей, но и окружающей среды. За семь лет были уничтожены сотни гектаров заповедных лесов, уничтожены устья рек, закатаны в бетон десятки километров сочинских пляжей. О том, что изменилось в Сочи за минувший постолимпийский год, рассказывает специальный корреспондент "Настоящего времени" Андрей Королев:

Совмещенная авто-железная дорога из Адлера на Красную поляну протяженностью в 48 км и рекордной стоимостью более 270 млрд рублей, стала не только самой дорогой магистралью в мире, но и самой бессмысленной.

Трасса, проложенная в устье горной реки Мзымта компанией "Российские железные дороги", заканчивается у горного курорта Роза-Хутор. В сентябре 2013 года во время паводков вышедшая из берегов Мзымта едва не смыла мостовые укрепления и часть железнодорожного полотна.

Уже тогда сочинские экологи предупреждали, что прокладка 14 тоннелей, строительство 40 автомобильных и 37 железнодорожных мостов, станет для природы Красной поляны невыносимой обузой.​

"Во время строительства были уничтожены пойменные леса, было очень массивное загрязнение чистейших вод реки, которая снабжает большую часть города водой. Техника в реке продолжает работать, идет выбор гравия", - рассказала в интервью корреспонденту "Настощего времени" эколог Ольга Носковец.

Семидесятилетний Юрий Плыгунов живет в Красной поляне больше пятидесяти лет и не помнит, чтобы когда-нибудь за минувшие полвека его сад страдал от человеческих рук. Но буквально за год плодоносящие деревья превратились в сухостой. Чтобы обеспечить туристов погодой, над горами распыляют реагенты.

"После этого посыпанного элемента все начало сохнуть и сохнуть. Заново я сажать уже не буду, я старик!" - жалуется Плыгунов.

Домик Юрия Афанасьевича постепенно сползает под склон горы. Тротуарная плитка, выложенная к Олимпиаде, давно пришла в негодность.

А Мзымта, меж тем, продолжает свое течение в Имеретинскую низменность. Там она встретится с двумя огромными Ахштырскими кратерами, в которых добывали гравий для строительных нужд. Сюда же по окончании строительства власти распорядились свозить промышленный мусор.

С августа по декабрь 2013 года на Ахштырь тянулись многотонные грузовики со строительными отходами, арматурой, панельными блоками. Под шумок сюда же свозился и бытовой мусор. Песчаная порода котлованов впитывала в себя ядовитую влагу и выносила ее в Мзымту. Далее зловонная масса стекала в море.

"Здесь рельеф обезображен. Это территория Национального Парка, особо охраняемая природная территория. Естественно, никакого строительства, тем более такого, здесь быть не должно. Но все для стройки, все для победы", - комментирует эколог Ольга Носковец.

Год спустя поток грузовиков в Ахштырь уменьшился. Но самая крупная в мире олимпийская свалка продолжает дышать зловонием. Присыпанный от посторонних глаз мусор по-прежнему гниет и отравляет морское побережье.

Андрей Королев, "Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG