Ссылки

Музыка несогласных


Американские студенты изучают подпольный русский рок

Как и в годы «холодной войны», отмечают американские эксперты по России, за последний год в вузах США зафиксирован рост интереса к России и к ее недавней истории. «Слова и музыка несогласных» - так называется выставка в библиотеке университета Джорджа Вашингтона, посвященная самиздату и подпольной советской рок-музыке.

Словно все возвратилось назад и «этот поезд снова в огне»! Марк Иоффе – куратор выставки, посвященной музыкальному самиздату, советскому андеграунду, запрещенным бардам и рок-группам – отмечает, что многое сегодня – 30 и 40 лет спустя – звучит актуально: песни Галича, Гребенщикова, тексты Кормильцева. А Владимир Высоцкий, кажется, никогда не терял актуальности. Американские студенты с удовольствием слушают русский рок, говорит Иоффе, но сначала им надо объяснить исторический контекст:

«Со студентами такая штука, пока им не объяснишь, почему это интересно, они не обратятся к этому, потому что сам по себе русский рок малопривлекателен для западного студента. Через две недели я буду читать лекцию о русском роке в классе, который изучает диссидентское движение во всем мире», – говорит Иоффе.

Казалось бы что общего между выпусками диссидентской «Хроники текущих событий», кассетами Высоцкого, который никогда официальным диссидентом не являлся, первыми рок-журналами и записями групп, до перестройки и гласности, выступавших только на так называемых «квартирниках» и в клубах на окраинах больших городов.

Говорит Ивор Урек, студент: «Дух подлинности, дух свободы – люди это чувствовали. В те годы барды и рок-музыканты установили особую связь со своими слушателями: всё было другое - одежда, тексты, голоса. Они испугали власти, поэтому на концертах сидели агенты спецслужб, за бардами и рокерами велась слежка. Власти пытались их не пускать, но понимали, что полностью остановить это движение они уже не в силах».

«Я люблю Окуджаву и Высоцкого, из современных композиторов -Губайдуллину, а из рока – конечно же группу Кино», – говорит он.

Марк Иоффе в Америке с 1978 года. Бывший советский хиппи выпустил в Латвии первый рукописный рок-журнал на русском языке в сентябре 1974 года в формате обычной школьной тетрадки. Оказывается, что его добрый приятель самый известный российский журналист, писавший о роке Артемий Троицкий (здесь на выставке его книги), выпустил самодельный журнал на русском еще в 1969м, но это было в Праге, где родители будущего рок-критика работали в журнале «Проблемы мира и социализма». А в СССР первым был «Безжмогас».

-Почему «журнал для колхозников»?

-Это такой детский-юношеский стёб, потому что колхозники очень далеки от проблем рок-н-ролла.

В первом номере сообщалось о смерти Джимми Хендрикса и обозревались любимые альбомы – в советской Латвии достать фирменные пластинки было легче, чем в других частях Союза. На выставке ставшие «документами перестройки» легендарные пластинки Гребенщикова и Звуков Му, выпущенные на Западе и самый первый сборник «Красная волна», в котором американка Джоанна Стингрей познакомила свою страну с ленинградским роком.

Когда-то они были действительно вместе. Сегодня война в Украине, Крым и другие политические вопросы развели их в разные стороны -Гребенщикова и Кинчева, Макаревича и Сукачева. А голос музыки протеста снова почти не слышен. «Погром» – так характеризует нынешнее состояние российского рока куратор выставки Марк Иоффе. Но как верно отметил его студент, полностью остановить эту музыку никакие власти не силах. «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки»

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG