Ссылки

Планета обезьян


О судьбе подопытных обезьян Сухумского питомника - репортаж "НВ" из Абхазии

Павиану гамадрилу Гарику тридцать лет. По обезьяньим меркам, он уже глубокий старик. Как рассказывают врачи Абхазского научно-исследовательского института патологии и терапии (НИИ ЭПиТ), в природе до такого возраста обезьяны доживают очень редко. Но в основном, в сухумском питомнике обезьян содержатся молодые особи, пригодные для проведения медицинских экспериментов.

"Очень крупная фирма Био-кат, с которой мы сотрудничаем более трех лет. Они проводили доклинические испытания на наших испытаниях. Уже некоторые из этих препаратов, в частности противоопухолевые препараты, находятся уже в продаже, и очень успешно реализуются", - считает директор НИИ ЭПиТ Зураб Миквабия.

Лекарства от рака, депресси, гепатита С и даже ВИЧ-инфекции испытывают на сухумских приматах, а также готовят их к отправке в космос, но это уже совместно с китайцами. Хотя на государственном уровне с иностранными компаниями Сухумский научно-исследовательский институт работать не может.

"Я был в Китае в командировке, и мы подписали хорошее рабочее соглашение, а через два дня они от этой подписи отказались, потому что им МИД запретил с нами работать. Но они работают, но очень осторожно . Они могут взаимодействовать с Абхазией только на уровне коммерческих организаций", - рассказал корреспонденту "НВ" директор НИИ ЭПиТ Зураб Миквабия.

Все-таки, в основном, партнерские отношения абхазских ученых связывают с их российскими коллегами. Сейчас идет работа над созданием принципиально новой вакцины от коклюша. Впервые в мире на макаке резусе создали модель этой болезни.

"Мы совместно с институтом Гамалея, это крупнейший в мире институт, проводит работу по новой вакцине против коклюша. Есть уже успехи. Мы очень надеемся, что может быть в течение года с небольшим у нас будет вакцина", - говорит директор НИИ ЭПиТ Зураб Миквабия.

Сейчас в сухумском обезьяньем питомнике содержится 517 обезьян. И этого количества, по словам врачей, мало для проведения полноценной работы. До грузино-абхазской войны 1992-93 годов здесь их обитало полторы тысячи, и еще две с половиной тысячи в филиале Института в селе Тамыш. В послевоенный период институт потерял самое большое количество обезьян.

"На конец войны у нас оставалось 800 обезьян, - говорит заведующая клиникой НИИ ЭПиТ Ольга Лалыкина, - потом дошло до 200. Два-три года они не рожали практически. Было очень сложно, кормить было практически нечем. Мы ходили по брошенным садам, собирали урожай и вот этим вот кормили. Света не было. Сотрудники приходили, топили печки, и хоть как-то старались обогреть обезьян".

Жизнь обезьян на воле - такой эксперимент проводили в советское время, его же хотят повторить и сейчас в урочище реки Гумисты.

"Много чего осталось на этой площадке и сейчас, - сообщил Зураб Миквабия, директор НИИ ЭПиТ. - В частности дорога канатная через речку, кормовая площадка. Не такие уж большие деньги нужны, чтобы воссоздать этот эксперимент, и мы обязательно это сделаем. Представляете, можно изучать жизнь обезьян практически на воле!"

По мнению директора Института приматологии жизнь обезьян на воле в условиях Абхазии будет интересна и туристам. Тем более, что прошедший сезон для питомника обезьян был провальным. Как рассказывает Зураб Миквабия, во многом из-за масштабного ремонта, который проводился здесь летом.

"Весь сезон у нас шел ремонт. Лестница эта большая. Она единственная, по которой поднимаются пешие. Еще даже не закончился ремонт вот этой площадки. Это основная площадка, на которой бывают туристы", - говорит Зураб Миквабия, директор НИИ ЭПиТ.

Зимой, в питомнике туристов совсем нет. За личной жизнью приматов почти никто не наблюдает. А зрелище это весьма интересное. Специалисты говорят, что они - совсем как мы, обладают разным характером и уровнем интеллекта. Даже чтобы накормить, их нужно знать, кто главный в этой большой семье, чтобы обойтись без драк и увечий.

Насколько в 21-м веке опыты над животными позволительны? Президент Центра защиты прав животных "ВИТА" Ирина Новожилова.

"Меня это очень сильно печалит. Альтернатива использованию животных сегодня есть по всем сферам, в том числе и по сфере проверки безопасности лекарств. В целом, эксперименты над животными проводятся в четырех сферах, первая, и самая гигантская — как раз проверка безопасности лекарств — около 65%, 26% - фундаментальные научные исследования, включая, опять же медицинские, космические, военные. Меньше 8% - тестирование косметики и 1% это учебный процесс, то есть когда животные используются на лабораторных занятиях у медиков, биологов и ветеринарных врачей. По всем этим сферам альтернативы сегодня есть. И вопрос стоит в 21 веке уже о том, что опыты на животных осуждаются с точки зрения науки. Если в 19 веке они осуждались только с точки зрения этики, то сегодня с точки зрения науки, потому что перенос данных с одного биологического объекта на другой неправомерен".

Обозреватель “НВ” Шахида Якуб: Почему современные альтернативы до сих пор не используются во всех этих сферах?

И.Н.: “Ученые очень консервативные, иначе давным-давно полностью можно было опыты заменить. Через несколько дней мы издадим книги - историк медицины Ганс Рюш написал три книги о том, что опыты на животных сегодня просто помогают защищать диссертации, помогают компаниям делать деньги и уходить от излечения заболеваний. Они заинтересованы в том, чтобы заболевания продолжались. Самое парадоксальное то, что именно система здравоохранения стала причиной гибели людей от побочных действий лекарств”.

“НВ”: Какова ситуация в других странах, существует ли подобная проблема? Какие возможные альтернативы на сегодняшний день рассматриваются?

И.Н.: “Это проблема, к сожалению, существует не только в России, где-то с большим успехом продвинулись альтернативы, где-то с меньшим. Но и в России уже где-то в начале 90-ых мы проводили пресс-конференции с участием ученых, где они рассказывали о том, что культура человеческой клетки, например, является очень хорошей альтернативой. Она дает возможность на научно-глубинном уровне посмотреть воздействие препарата. В этом случае нет проблемы переноса данных и, в результате этого, - побочных действий лекарств”.

“НВ”: Какие меры предпринимает ваша организация, чтобы остановить опыты на животных, каковы успехи?

И.Н.: “Информированием людей мы пытаемся что-то изменить. В России нашей организацией уже в 12 ВУЗах заменены опыты на животных, там уже работают с современными альтернативами. Студенты очень довольны. Около 2000 животных в год не используется на каждой кафедре”.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG