Ссылки

"Любую политику можно трактовать как угрозу"


Корреспондент "НВ" Александр Григорьев - о новой военной доктрине России

Президент РФ подписал новую военную доктрину России, в которой итересны некоторые изменения. Например, появились новые определения: “мобилизационная готовность РФ” и “система неядерного сдерживания”, наряду с этим, из документа исчезла формулировка “недопущение гонки вооружений”. Есть и такая фраза: “наметилась тенденция смещения опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации”. Американская администрация согласилась с российской оценкой угрозы экстримизма и оружия массового поражения, но отметила, что не согласна с оценкой возможных угроз со стороны НАТО.

Корреспондент “НВ” Александр Григорьев подчеркивает, что не взирая на то, что многие сравнивают новую военную доктрину России с американской “концепцией глобального удара”, это вещи не сопоставимые. Военная доктрина США пересматривается министерством обороны каждые четыре года. Она значительно толще российской доктрины и соответственно более детально изложена. Но в ней нет многих вещей, которые вошли в российскую доктрину. Так, например, там ничего не говорится об использовании информационных технологий. Речь больше идет о терроризме и насильственном экстримизме.

В новой российской доктрине, значительно понижается порог вероятности использования военной силы, - считает Григорьев. Размытые формулировки позволяют трактовать доктрину, как угодно, приспосабливая ее к текущим обстоятельствам. Фактически получается, что доктрина представляет из себя политический документ. По мнению Григорьева, “в Кремле поверили собственной пропаганде”.

"Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG